» » Трагедии российского министра Максима Орешкина
Информация к новости
  • Дата: 21-11-2019, 14:25
21-11-2019, 14:25

Трагедии российского министра Максима Орешкина

Категория: Новости » Трагедии российского министра Максима Орешкина



Трагедии российского министра Максима Орешкина

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин отличился очередным перлом на форуме «Россия зовёт». Когда речь зашла о триллионе рублей, недопоступившем в российскую экономику по итогам 2019 года, он заявил: «Можно бюджетные процедуры поменять, и этого триллиона просто видно не будет».

Наградой министру стали смех зала и укрепление репутации юного фрика; между тем по сути ничего нелепого он не сказал. Если бы Минфин, как и прежде, выделял деньги перед началом проектов, а не после их окончания, вопросов по недоисполнению бюджета просто не было бы. Но Орешкин не очень удачно влез в дискуссию между Кудриным и Силуановым, и снова создалось впечатление, что мальчику нечего делать там, где разговаривают взрослые дяди.

Между тем роль Максима Станиславовича в правительстве скорее трагична – представитель нового поколения, прекрасно видящий всю ложь и некомпетентность старших товарищей, но не имеющий реальных сил всему этому противодействовать. Более того, если бы Владимир Путин так не любил принцип «Разделяй и властвуй», Орешкина, думается, в правительстве бы уже не было.

Биография Максима Орешкина

Максим родился в 1982 году в Москве, в советской номенклатурной семье, горя не знал никогда, Папа – доктор наук, профессор МГСИ. Мама – тоже научный работник, а по совместительству глава издательства АСВ, исправно получающего государственные заказы на выпуск учебной литературы. Безоблачная карьера, никакой армии, наилиберальнейшие педагоги в Высшей школе экономики, с 20 лет работа в Центробанке, потом закалка хитрыми схемами в «ВТБ Капитале» – и незадолго до 33-летия стал заместителем министра финансов. В общем, сказка, а не карьера. Казалось, впрочем, что не в меру разогнавшийся юнец (Орешкин на четверть века моложе гайдаровского поколения, к которому принадлежит большинство рулевых нашей экономики) здесь и притормозит, ибо Силуанов пришёл всерьез и надолго. Но тут как нельзя более кстати подоспела корзинка с колбасками для Алексея Улюкаева, и вопреки всем прогнозам Орешкин занял место, на которое претендовали куда более матерые "специалисты".

Можно рассуждать о том, не обязан ли министр экономического развития иметь опыт практического бизнеса, но в России часто стараются назначать «от противного». Вот, скажем, министр сельского хозяйства, еще один заслуженный ВТБшник Дмитрий Патрушев едва ли вскопал хоть одну грядку, да и министр обороны Сергей Шойгу более славен хорошими отношениями с президентами, нежели боевыми подвигами.

По сравнению с ними Орешкин кажется просто созданным для своего места.

На новом посту, правда, возникла проблема. В типичном правительстве, и российское не исключение, Министерство финансов и Министерство экономики – антагонисты. Первое старается наполнить бюджет через рост налогов, второе – увеличить производство, ослабив регуляторное и налоговое давление. Силуанов и Улюкаев, мягко говоря, не были друзьями, и противостояние это демонстрировали по полной программе. Орешкина явно отправили добить побежденную оппозицию, и действительно, ключевые заместители Улюкаева написали заявления по собственному, Минэкономразвития послушно проглотило рост налогов, против которого резко возражал бывший министр, бюджет рос год от года, а экономическое развитие страны застопорилось.

Но постепенно силуановско-костинский котенок стал показывать когти и зубы.

Двусмысленный аванс Путина

Определенные основания у него для этого были. Летом 2017 года Орешкина назвали ни много ни мало новым фаворитом Путина – в самом деле, едва Максим Станиславович был назначен министром экономического развития вместо ушедшего в опалу, отставку и колонию Алексея Улюкаева, как президент начал брать его на все заметные мероприятия. Шутка ли, о деталях одной из бесед Путина с Трампом публике сообщал Орешкин – в неформальном кремлевском местничестве это означало огромный шаг в сторону главы стола. Сложно вспомнить, кому еще с допрезидентского Медведева Путин вообще выказывал такую приязнь; впрочем, раньше у Владимира Владимировича, отца двух дочерей, и не было значимых министров или помощников, годящихся ему в сыновья.

Потому-то Орешкин и набрался наглости попытаться исполнить свои формальные обязанности – быть защитником развития экономики в правительстве. А, знаете ли, очень неудобно работать, когда твой системный антагонист до сих пор смотрит на тебя как на заместителя и разговаривает с соответствующими интонациями (это было заметно и на «России, вперед»). По этой или какой другой причине Орешкин слишком часто и слишком многословно пытается объяснить свою здравую, в общем, позицию – и регулярно попадает впросак. Потому что государственный деятель в своих публичных выступлениях должен быть или Цицероном (как Путин), или Черномырдиным (как Черномырдин); нечто среднее тут смотрится заведомо проигрышно.

Например, в сентябре 2019 года Орешкин сообщил миру, что «действия правительства в макроэкономике с 2014 по 2019 годы попадут в учебники». Утверждение весьма очевидное, но Орешкин явно имел в виду, что авторы учебников эти действия одобрят. Нет, конечно, по заказу Минобра нам напишут что угодно, хоть про плоскую землю, но надо же иметь хоть какую-то самокритичность! Судя по всему, слова Максима Станиславовича были запоздалой попыткой наладить отношения с более опытными коллегами по правительству.

Свой среди чужих

Ведь годом ранее, в сентябре 2018 года произошел не оцененный по достоинству инцидент, после которого отношения Силуанова и Орешкина, кажется, окончательно перестали быть теплыми. Минэкономразвития опубликовало доклад «Картина экономики», в котором улучшало все свои предыдущие прогнозы, в первую очередь по курсу рубля относительно доллара. На следующий же день, «без объявления войны», Минфин начал массовые закупки валюты, обрушив рубль на 1,11 руб. к доллару и 1,17 руб. к евро. Минэкономразвития этого ожидать никак не могло, поскольку Центробанк, в интересах которого обычно закупал валюту Минфин, объявил тогда паузу в валютных интервенциях. То есть Силуанов действовал исключительно по собственной инициативе, иными словами – подставил бывшего зама.

В марте 2019 года Максим Орешкин отчитывался перед Госдумой. Отчитывался, прямо скажем, на троечку, как и большинство его товарищей. Но только ему выпала честь быть буквально изгнанным с трибуны: спикер Думы Вячеслав Володин не только не осадил кричавшего о саботаже Владимира Жириновского, но и попросил министра прийти попозже, подготовившись получше. К слову, звучавшие тогда вопросы к Орешкину о том, почему в марте средства на нацпроекты освоены менее чем на 10%, вылились в скандал с тем самым триллионом, который «не будет виден».

Конечно, не серенькое выступление Орешкина возмутило Володина, мало ли он их видел. Прожженный чиновник устроил показательную порку молодому коллеге на следующий день после того, как тот сказал, что ему «было бы интересно» поработать президентом. Такого святотатства душа бывалого царедворца не выдержала.

Впрочем, Володину не впервой обижать Орешкина. В 2018 году, расспросив Максима Станиславовича о том, как отбирают представителей малого бизнеса для оказания государственной поддержки, этот ставленник большого бизнеса предостерег министра: «Мы оставляем за собой право направить такую информацию в правоохранительные органы». Кажется, на таком высоком уровне полицией не пугали со времен изгнания гитлеровцев.

Силуановым и Володиным дело не ограничилось. Самый успешный выпускник ВШЭ Орешкин добился стойкой неприязни жены ректора своей альма-матер: глава Центробанка Эльвира Набиуллина не раз и не два уступала в публичные споры с министром относительно пузыря потребительского кредитования. Во время обсуждения этой темы на ПМЭФ 2019 года Орешкин попал под перекрестный огонь Силуанова и Набиуллиной, и если бы не вовремя пришедшая (уж не просьбе ли Путина?) поддержка советника президента Андрея Белоусова, птенцы гнезда Гайдарова буквально уничтожили бы выскочку. При этом правота Орешкина и Белоусова, считающих потребительские кредиты страшной социальной угрозой, совершенно очевидна.

* * *

Конечно, Максим Орешкин – не светоч разума и совести, он плоть от плоти, кровь от крови своих старших коллег, просто они не без оснований видят в нем серьезную угрозу, потому и стремятся заклевать. Но в высказываниях Орешкина куда больше здравого смысла и понимания ситуации, чем у других министров. Поэтому определенное сочувствие этот персонаж, пожалуй, вызывает. Похоже, он действительно хочет что-то изменить в России в лучшую сторону.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос



Источник



Смотрите также: 




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.