» » Война в Прибалтике: Россия не утратит инициативу, НАТО не сдвинется с места
Информация к новости
  • Дата: 9-04-2020, 09:25
9-04-2020, 09:25

Война в Прибалтике: Россия не утратит инициативу, НАТО не сдвинется с места

Категория: Новости, Политика » Война в Прибалтике: Россия не утратит инициативу, НАТО не сдвинется с места



Война в Прибалтике: Россия не утратит инициативу, НАТО не сдвинется с места

31 марта 2020 года на эстонском ресурсе «Международного центра обороны и безопасности» совместно с «Центром анализа европейской политики» был опубликован доклад «Пока что-то не сдвигается с места. Подкрепления в Балтийском регионе в условиях кризиса и войны».


Хотелось бы написать о конкретных изюминках в теме. Доклад посвящен мобильности сил НАТО на «восточном фланге» в случае военного обострения или прямого военного конфликта США и НАТО с Россией в Прибалтике. В докладе генерала Ходжеса обсуждаются проблемы мобильности и логистики в условиях наращивания сил НАТО в Прибалтике либо в ходе военного конфликта, либо в преддверии его.


После того как НАТО после 2014 года развернула в Прибалтике четыре многонациональные батальонные группы (eFP), логика военного планирования потребовала их подкрепления в случае кризиса «посредством реалистичной стратегии».


Большинство западных военных аналитиков понимают, что местные силы прибалтийских государств и присутствующие в них «еFP-компоненты» НАТО по-прежнему не смогут сдержать потенциально возможную атаку «русских» силами только одного Западного военного округа ВС РФ. Таким образом, ключевая роль eFP не столько оборонительная, сколько сдерживающая, с тем чтобы «дать понять, что нападение на одного союзника будет считаться нападением на все НАТО». Наиболее часто цитируемая западная оценка — это та, что российские военные силы могут достичь Таллина или Риги в течение 60 часов с начала вторжения, — основана на серии настольных упражнений, проведенных экспертами американской RAND Corporation. Сам генерал Ходжес еще в бытность свою на посту командующего USAREUR в июне 2016 года заявлял, что Россия сможет захватить балтийские столицы в течение 36−60 часов, прежде чем НАТО успеет прислать подкрепление.


Военные планировщики НАТО видят, что в случае военного конфликта в Прибалтике ВС России пользуются значительными преимуществами по времени и пространству, а также по соотношению сил и ключевым возможностям, таким как, например, противовоздушная оборона.


Часто обсуждаемый на Западе после 2014 года военный сценарий в Прибалтике — это так называемый свершившийся факт. По этому сценарию Россия использует силы своего Западного военного округа для проведения быстрой и внезапной атаки, чтобы захватить всю территорию Прибалтики, принудив противостоящий России блок НАТО к ряду неприятных вариантов, таких как ведение кровавых и дорогостоящих обычных операций с контрнаступлением для восстановления целостности территории альянса с риском ядерной эскалации.


Западные военные эксперты при рассматриваемом сценарии полагают, что Россия ожидаемо увеличила бы свои шансы на успех посредством трех взаимосвязанных действий:


1) проведение операции с использованием элементов гибридной войны;


2) использование кибератак и дальнего высокоточного оружия для препятствия мобильности сил НАТО еще на дальних подходах к региону;


3) использовать ядерное оружие или угрожать его применением в попытке нарушить процесс принятия решений НАТО.


Ключевая проблема альянса. Развертывание сил НАТО потребует консенсуса Североатлантического союза в отношении признания того, что существует угроза и что наиболее соответствующим ответом на нее является именно военный ответ.


В докладе генерала Ходжеса «Пока что-то не сдвигается с места» рассматривается два варианта развертывания и мобильности сил НАТО в случае военного конфликта с Россией в Прибалтике.


Вариант первый. Отвоёвывание Прибалтики. Генерал Ходжес со своими соавторами по докладу полагает, что для военной операции «отвоёвывания» уже захваченной «русскими» территории Прибалтики НАТО потребуется развернуть сравнительно большие силы в регионе.


Группировка для подобной военной операции будет состоять из следующих сил:


— многонациональные силы ответа НАТО (NATO Responce Forces, NRF), которые включают 40 тыс. военнослужащих, из них в быстром ответе в Объединенной оперативной группе повышенной готовности (VJTF) около 5 тыс. военнослужащих;


— корпус Сухопутных войск США, состоящий как минимум из трех механизированных или бронетанковых дивизий, около 80−100 тыс. военнослужащих;


— американский корпус необходимо усилить тремя дивизиями европейских союзников — одной немецкой, одной французской и одной британской механизированной или бронетанковой дивизией. Это, возможно, еще 60−75 тыс. военнослужащих.


Таким образом, генерал Ходжес оценивает группировку сухопутных войск НАТО, необходимую для «отвоёвывания Прибалтики», примерно в сумме в 210 тыс. военнослужащих, из которых половина — это американцы. Группировка состоит условно из девяти или десяти дивизий (с оговоркой «минимум» в отношении американцев), или примерно 25−30 бригадных групп без учета сил поддержки. При этом при определении группировки для «отвоёвывания Прибалтики» генерал Ходжес почему-то забыл о поляках. А это еще по крайней мере три механизированные дивизии, т. е. еще примерно 70 тыс. военнослужащих. При этом надо понимать, что польские сухопутные силы качеством и мотивацией, по-видимому, сейчас превосходят германский бундесвер.


Таким образом, ключевым в подобном развертывании группировки для «отвоёвывания Прибалтики» — ее ядром становится американский корпус. Респонденты авторов доклада «Пока что-то не сдвигается с места» полагают, что развертывание одной тяжелой дивизии США с территории США в Прибалтику займет около 60 дней. Подобную мобильность нам и демонстрируют сейчас в ходе маневров Defender Europe — 20. Аналогичная мобильность корпусa армии США может занять от пяти до шести месяцев. Однако здесь следует вспомнить маневры Reforger, когда в 1988 году американцам удалось переместить через Атлантику в Западную Европу 125 тыс. военнослужащих в течение 10 дней. Сложность в современной операции мобильности составляет то, что после прибытия в западноевропейские порты в Голландии, Бельгии и Германии американские войска со всем их тяжелым вооружением еще нужно переместить по Европе на расстояние 1 200−1 500 км к границам Прибалтики.


В целом, констатируем мы, генерал Ходжес на операцию «отвоевания Прибалтики» смотрит, как на нечто аналогичное военной операции США и их союзников «Буря в пустыне» по «отвоёвыванию» Кувейта в январе — феврале 1991 года. Саддам Хусейн в августе 1990 года одним броском в один день захватил Кувейт, а потом, утратив какую-либо инициативу, ждал шесть месяцев, когда американцы сосредоточат по соседству на территории Саудовской Аравии достаточную для «отвоёвывания» Кувейта группировку. Получается, генерал Ходжес аналогичным образом смотрит на гипотетическую ситуацию в Прибалтике. «Русские» максимум за двое с половиной суток захватят Прибалтику, а потом перейдут к обороне и будут ждать полгода, пока корпус США прибудет через Атлантический океан из Америки и сосредоточится вместе с союзниками в Польше перед Сувалкским коридором в Прибалтику. Только после этого начнется побоище. Странное допущение утраты инициативы противником.


Весь этот сценарий «отвоёвывания Прибалтики» от генерала Ходжеса интересен еще одним ключевым моментом. Получается, что из-за скоротечности операции «завоевания» Прибалтики «русскими» помощь тамошним развернутым многонациональным eFP НАТО и войскам прибалтов не придет. «Мост слишком далеко». Даже быстрые силы реагирования НАТО в виде бригады VJTF запаздывают в развертывании и могут быть разбиты по частям в процессе мобильности в Прибалтику.


Все без исключения собеседники авторов доклада «Пока что-то не сдвигается с места» согласились с тем, что массовые передвижения войск окажутся очень сложными для альянса в случае конфликта.


Тем не менее в докладе приводится картосхема операционного развертывания для операции «отвоёвывания Прибалтики».


Развертывание состоит из двух «совместных операционных территорий» — в Атлантике и на Севере Европы с Прибалтикой, а также «тыловой территории» в Западной Европе с центром в Германии. За операции мобильности и логистику на «совместной операционной территории» в Атлантике отвечает Совместное командование JFC Norfolk. В Северной Европе и Прибалтике — Совместное командование JFC Brunssum. На «тыловой территории» мобильностью и логистикой занимается Совместное командование поддержки JSEC Ulm, за которое отвечают немцы.


План развертывания для «отвоёвывания Прибалтики» предполагает быстрое движение войск США через Атлантический океан, который, как полагают авторы доклада, также может стать «оспариваемой средой». Последнее выражение означает, что морские конвои, перевозящие американские войска и технику, могут быть атакованы противником и понести потери уже на этой стадии операции мобильности.


Продолжительность трансатлантических движений будет иметь важное значение для сроков развертывания и, следовательно, влиять на результат кризисной ситуации. Здесь важны морские транспортные возможности НАТО. В докладе «Пока что-то не сдвигается с места» утверждается, что Командование морских перевозок ВМС США (US Navy’s Military Sealift Command) способно собрать до 60 морских судов для атлантических морских конвоев. Еще 61 судно доступно для увеличения пропускной способности в разы в «чрезвычайной ситуации». Кроме того, ВМС США имеют в своем списке 24 грузовых военных транспортных судна, которые можно было бы задействовать для перевозок в Атлантике.


Американские планировщики также склонны считать, что для сил, приходящих с запада, в частности из США, Великобритании и Канады, морские перевозки напрямую в Прибалтику будут недоступны, потому что корабли в Балтийском море и в балтийских портах будут уязвимы для российского дальнобойного высокоточного оружия. Поэтому для разгрузки морских транспортных судов остаются доступными только морские порты в Нидерландах, Бельгии и Германии, т. е. на западной оконечности Европы. Авторы доклада полагают, что здесь, в Западной Европе, нет порта, который мог бы обрабатывать военную мобильность типа и масштаба операции «Иракская свобода» (OIF) 2003 года.


Кроме того, когда речь заходит о портах, авторы доклада предлагают обратить внимание еще на проблемы кибербезопасности. Разгрузка в портах может быть парализована не только точными ракетными ударами, но и кибератаками. Необходима противоракетная оборона, но и киберзащита не менее важна.


Самым важным активом для сухопутной мобильности от морских портов разгрузки в Голландии, Бельгии и Германии к театру военных действий в Прибалтике, полагают авторы доклада, является железнодорожная инфраструктура. Тяжелые грузы по железным дорогам двигаются быстрее. Необходимо переместить железнодорожные эшелоны с тяжелыми вооружениями в район военной операции, где они должны быть быстро разгружены.


Авторы доклада утверждают, что железные дороги в Европе не имеют достаточной пропускной способности для перевозки необходимого количества тяжелой военной техники.


В докладе утверждается: для перевозки тяжелой техники одной бронетанковой бригады США (ABCT) требуется 17 железнодорожных эшелонов. И это при том условии, что часть вооружений и оборудования этой бригады будет перевозиться параллельно по шоссейным дорогам автотранспортом. Типовой батальон НАТО требует около десяти автотранспортных конвоев для перемещения.


Главной проблемой для транспортировки по железной дороге тяжелой военной техники — основной боевой танк M1 Abrams весит около 63 тонн, БМП М2А3 Bradley — около 34 тонн — является нехватка подходящих вагонных платформ, годных для перевозки подобной техники. Польша попыталась облегчить эту проблему, закупив за счет оборонного бюджета 100 железнодорожных вагонов по 70 тонн грузоподъемности. Но этого, разумеется, мало.


Авторы предлагают частично решать проблему перевозок тяжелой техники за счет автотранспортных перевозок по шоссе трейлерами. В докладе предполагается, что приобретение таких полуприцепов для перевозки танков могло бы стать хорошей инвестицией для стран, желающих увеличить финансирование своих вооруженных сил, но не заинтересованных в количественном увеличении своих боевых подразделений. Эти европейские государства — члены НАТО могли бы закупить многочисленные транспортные средства и сформировать транспортные батальоны для поддержки НАТО. Так они будут способствовать укреплению потенциала НАТО в области мобильности.


Помимо проблем мобильности, для сосредоточения крупной группировки существуют еще и проблемы ее снабжения, в частности топливом. Трубопроводная система НАТО не была расширена за пределы границ холодной войны.


В конечном итоге авторы доклада «Пока что-то не сдвигается с места» делают вывод, который в тексте доклада, правда, не акцентирован. В случае полномасштабной войны, в которой НАТО будет «отбивать территории» части союзных государств, проблемы с переброской могут оказаться огромными, возможно, не решаемыми без превентивного развертывания сил до начала конфликта. Таким образом, можно заподозрить, что вся текущая колоссальная возня экспертного сообщества НАТО и около него с проблемой гипотетической войны с Россией в Прибалтике связана со стремлением расширить постоянное военное присутствие США в этом стратегическом районе. Вот простая логика «Пока что-то не сдвигается с места», которое и действительно «не сдвинется»: если быстрые подкрепления передового присутствия НАТО затруднены или даже невозможны, то надо просто увеличить это передовое присутствие.


Весьма характерно. В конце марта 2020 года были опубликованы ежегодные отчеты служб безопасности Литвы, Латвии и Эстонии. В этих отчетах констатируется, что нет никаких признаков или свидетельств того, что Россия собирается совершить внезапное военное нападение на эти государства и захватить Прибалтику. Правда, в эстонском докладе указывается на наличие угрозы российского превентивного наступления на Прибалтику в ситуации, если Россия «ожидает эскалации конфликта» с США, даже если этот конфликт происходит в другом регионе мира. «Прибалтийские государства не могут игнорировать возможность того, что Россия может выбрать превентивное военное наступление в Балтийском регионе», — утверждают эстонцы. В литовском отчете определено, что уже развернутых сил, кажется, достаточно для сдерживания: «Развернутые в регионе прибалтийские национальные вооруженные силы и батальоны усиленного присутствия НАТО (eFP) снижают способность России инициировать потенциальный военный конфликт и быстро достигнуть желаемых результатов, избегнув широкомасштабного участия альянса. Это снижает вероятность того, что Россия прибегнет к военной силе против стран Прибалтики».





Источник



Смотрите также: 




Метки к статье: НАТО операции военного силы мобильности

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.