» » Погоня за цифрами разрушала армию России
Информация к новости
  • Дата: 11-12-2019, 12:25
11-12-2019, 12:25

Погоня за цифрами разрушала армию России

Категория: Новости » Погоня за цифрами разрушала армию России



Погоня за цифрами разрушала армию России

Россия не будет увеличивать долю современного вооружения и военной техники (ВВТ) после 2020 года. Такой вывод следует из слов министра обороны Сергея Шойгу на недавнем селекторном совещании. По словам главы военного ведомства, в 2020 году этот показатель достигнет плановой цифры в 70%, и в дальнейшем будет поддерживаться на «данном уровне».

Особенности национального подсчёта

Как ни странно, но отказ Минобороны от политики наращивания доли современного вооружения может стать благом для оборонки и Вооружённых сил нашей страны. С момента прихода Шойгу на Фрунзенскую набережную военное ведомство и оборонно-промышленный комплекс (ОПК) России превратились в участников безудержной гонки за всевозможными бумажными показателями.

В частности, с 2013 года Кремль и Минобороны регулярно рапортуют обществу о новых достижениях в сфере перевооружения. В 2012 году доля современных образцов в армии РФ составляла 16%, в 2015 году — 47,3%, в 2016 году — 58,3%, в 2018 году — 61,5%. Несчётное количество раз Шойгу в своих выступлениях подчёркивал, что оснащённость ВС новыми ВВТ выросла в 4 раза.  

Динамика цифр действительно впечатляет. Опираясь на такую статистику, можно сделать вывод о том, что сегодняшние войска вооружены по последнему слову науки и техники. При этом армия времён Анатолия Сердюкова (2007-2012), видимо, была оснащена исключительно советским хламом.

Из чего складывается показатель оснащённости армии современным вооружением, и какова методика его подсчёта — тайна за семью печатями. Военный источник «Русской Планеты» не смог объяснить принцип подсчёта доли современного ВВТ, но подчеркнул, что «в любом случае цифры с потолка не берутся».

«Я уверен, что некая методика, причём весьма строгая, существует. Правда, я слабо представляю, как можно вести подобный подсчёт на практике. Какие образцы ВВТ записывать в категорию устаревших, какие — в современные? Вот АК-74М, который заменяется на новые автоматы, является современным или старым? В любом случае такая классификация — это условность», сказал собеседник нашего издания.

По мнению источника, доля современного ВВТ не может выполнять роль лакмусовой бумажки реальной ситуации с перевооружением, и «наверху это прекрасно понимают». Он предполагает, что озвучивание подобной статистики необходимо, прежде всего, для отчётности перед обществом.

«В других армиях мира, например, в США такого показателя, как доля современного или несовременного вооружения, нет вообще. Что не мешает американцам перевооружаться в плановом порядке. Грубо говоря, наши «уважаемые партнёры» оценивают ресурс техники и решают, стоит ли выводить её из состава с последующей заменой на новый образец, или же имеет смысл провести модернизацию», — сообщил источник.

По мнению собеседника, важнейшим показателем, который определяет боеспособность войск, является уровень оснащённости подразделений исправной техникой согласно утверждённым штатам. Если верить статистике Минобороны, то эта цифра последние годы превышает 90%, но источник РП сомневается в её правдоподобности.

«Я могу однозначно сказать, что при Шойгу оснащённость современными образцами ВВТ действительно увеличилась благодаря восстановлению системы материально-технического обеспечения, колоссальный ущерб которой нанесли реформы Сердюкова. Тем не менее, работы ещё не початый край. Значительная доля ВВТ нуждается в ремонте, а установленные ранее сроки были по разным причинам сорваны. Нынешнюю ситуацию нельзя назвать критической, но радужной она тоже не является», — рассуждает источник РП.

Острожный оптимизм

Собеседник «Русской Планеты» в сфере ОПК поприветствовал прекращение анонсированной Шойгу гонки за показателем доли новых ВВТ. По его словам, «директивные палочные методы», которые с согласия Верховного Главнокомандующего применяли военные, в ближайшее время могут уйти в прошлое.

«Регулярно докладывая об успехах в перевооружении армии, Минобороны забирает почти все лавры себе. Я не умаляю труд военных, но их задача как основного заказчика сводится  к разработке технического задания, испытаниям, своевременному перечислению денег на счета предприятий. С этой работой министерство не всегда справляет хорошо», — выразил недовольство источник РП в ОПК.

Он напомнил, что основная нагрузка в сфере выполнения Гособоронзаказа ложится на плечи промышленности: «Созданием и производством ВВТ военное ведомство не занимается. Поэтому в рапортах Минобороны мы никогда не слышим, какой ценой достигаются показатели, которые становятся предметами гордости».

Как заявил собеседник нашего издания, в основе «рывка» последних лет в сфере перевооружения — низкая стоимость контрактов. Военный бюджет РФ с 2017 года не растёт, а требования к оснащению войск новым и модернизированным ВВТ поменялись незначительно. В результате ОПК вынужден выдерживать высокие темпы передачи ВВТ заказчику без надлежащего финансирования.

«Если мы действительно остановимся на планке в 70%, и не будем идти на новые рекорды, то это даст возможность хоть как-то сбалансировать отношения между промышленниками и военными. Да есть риск, что Гособоронзаказ ещё больше сократится, но какой смысл оборонке продавать продукцию чуть выше себестоимости? Маржинальность предприятий должна быть намного выше, чем сейчас, тогда и не будет необходимости залезать в кредитную петлю. В свою очередь государство может забыть о проблеме списания долгов оборонному сектору», — пояснил источник в ОПК.

От себя добавим, что прекращение политики установления новых рекордов может стать фундаментом для того, чтобы сбалансировать структуру вооружённых сил РФ. Очевидно, что в погоне за показателями ставка делалась на количество, а не на качество. Иными словами, военные в основном вкладывали средства в закупку и модернизацию недорогих и несложных в производстве образцов ВВТ (за исключением, естественно, продукции для нужд ядерной триады).

На этом фоне сильнее всего пострадал Военно-морской флот России. Предыдущая Госпрограмма вооружения была направлена на повышение его боевых и оперативных возможностей, однако оказалась выполнена, по разным оценкам, на 60-70%. Кроме того, Минобороны благословило строительство небольших кораблей, что противоречит даже доктринальным документам РФ.

Вместо фрегатов дальней морской зоны и эсминцев сегодня флот получает корветы, которые не позволяют решать задачу постоянного присутствия в Мировом океане. Они обладают ограниченным боезапасом и не в состоянии дать отпор подводным лодкам и превосходящим надводным силам западных ВМС. Однако вполне вероятно, что в ближайшие годы лёд всё же тронется.

Острожный оптимизм внушает недавнее заявление президента «Объединённой судостроительной корпорации» Алексея Рахманова. Он выразил надежду, что российские верфи начнут строить «длинные серии кораблей дальней морской зоны», включая эсминец проекта 23560 «Лидер».

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос



Источник



Смотрите также: 




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.