Информация к новости
  • Дата: 31-10-2019, 10:25
31-10-2019, 10:25

Закроют ли Первый канал?

Категория: Новости » Закроют ли Первый канал?



Закроют ли Первый канал?

Руководитель ФГУП «Телевизионный технический центр «Останкино» Михаил Шубин на днях выступил с уникальным обращением, в котором обвинил телевизионное ведомство Константина Львовича Эрнста в неплатежах по долгам:

«Они достигают трети от доходов телецентра!»

Это вызывает необходимость радикальных решений в кадровой политике «Останкино», где начата оптимизация штата. Пострадают уволенные люди. Но это ладно. Мы живём в стране, где люди страдали, страдают и будут страдать. И это считается нормой.  

Пострадает «святое»

Шубин прямо говорит о том, что под угрозой эфиры. Вы можете себе представить, что у «блистательного» Артёма Шейнина сорвётся очередное постановочное побиение проплаченного «хохла», поляка или американца Михаила с красноречивой фамилией «Бом»? Я, пока еще, нет.

Закроют ли Первый канал?

И даже сам Шубин признаёт:

«Ситуация крайне мерзкая»

Ещё бы!

Если не выйдет новый эфир «Пусть говорят», где нам в очередной раз покажут «сенсационные» простыни, заляпанные чьей-то кровью и спермой, или в записанном ещё прошлым летом «прямом эфире» не будет проведён разоблачительный ДНК-тест, который расставит «точки над i» и даст 146-миллионной аудитории понять, что Никита Джигурда на 100% не отец Ольги Бузовой, то количество суицидов в спальных районах столицы может вырасти вдвое.

Немудрено. Методично транслируемый нам с экранов телевидения «треш» хоть и не имеет никакого намёка на злободневность, актуальность выбираемых для передач тем, никак не содействует нашему развитию и даже забавляет очень слабо, апеллируя к чувствам и эмоциям самой неискушенной в интеллектуальном отношении аудитории, но — однозначно! – вызывает зависимость. И справиться с этой зависимостью в одночасье, не досчитавшись «любимых программ», не так-то просто.

Что происходит? 

На деле и Первый канал, и РТР — убыточные предприятия. Если брать статистику 2018 года, то Первый убыточен «всего лишь» на 13 млрд рублей, а ВГТРК, где установил абсолютный мировой рекорд по пребыванию в эфире преподобный Владимир Соловьёв, даёт ему «колоссальную фору»:

При выручке 32,4 млрд руб. расходы ВГТРК пробили отметку в 57 млрд руб. Это почти 25 млрд убытка.

Закроют ли Первый канал?

Причин, по которым контент ведущих федеральных каналов становится всё менее и менее интересен аудитории, две. Первая очевидна для всех. Если на излёте 80-х поставщиками информации для нас были «Прожектор перестройки» и программа «Взгляд», то сегодня необходимую информацию легче и проще почерпнуть из персонального смартфона на тех сайтах, которые не успел выкосить из информационного поля Роскомнадзор, а оставшиеся в живых «взглядовцы», как и все журналисты той великой эпохи, когда общество имело запрос не на очковтирательство, а на правду, обслуживают «мероприятия про блокчейн» и корпоративы.

Вопрос не в том, что им не хватает денег, а в том, что в мейнстриме современной телевизионной жизни нужно либо демонстрировать однозначную политическую лояльность и «забивать сваи», утверждая, что «Крым – однозначно наш», либо существовать «вне ящика», выбирая формат «я у мамы дурочка» а-ля «Вдудь». То есть, «велкам ту интернет».

Закроют ли Первый канал?

Для того чтобы понять вторую, куда более серьёзную причину, достаточно сравнить качество контента 90-х и то, что мы видим сегодня. Начнём с сериалов и кино. Если в 90-е годы мы посмеивались над «Бандитскими Петербургами» и тем уровням, на который нисходили этот продукт по сравнению с кинолентами и немногочисленными сериалами советской эпохи, то сегодня фильмы про бандитов и ментов, снятые 20-25 лет назад, кажутся подлинными шедеврами.

«Мухтары-6», «Слепые-7», «Морские дьяволы-19». Всё это пишется «на коленке» и снимается для поддержания шаткой народной веры в то, что у нас остались полицейские, способные не только подбрасывать наркотики, и военные, способные методично уничтожать  не только мирное население России, но и коварного врага.

Отсутствие легитимной «оппозиции в телевизоре», преподнесение исключительно одной — «выверено-правильной!» — точки зрения делает современное телевидение априорно проигрышным по сравнению с тем, вчерашним. Финансируемое неугомонным «БАБом» НТВ много лет назад показывало не только и не столько точку зрения федеральных войск, сколько давало общую картину. Да, порой, интервьюируя Шамиля Басаева. Да, рассказывая, что при освобождении заложников спецназом в театральном центре на Дубровке в 2002 году, погибло значительно больше людей, чем от рук террористов.

Но разве не является подача различных точек зрений на происходящее ключевой задачей журналиста?

Это была правда, шанса на которую современное государственное телевидение, обильно окормляющее патриотической паточной ложью, нам не оставляет. Добивая правду в интернете, государство  изобрело «Роскомнадзор», управление «К», статью 282 УК РФ и «басманное правосудие».

Бдительное наблюдение ведётся не только за неугодными интернет-СМИ, но и за блогерами. Сотрудники охраны правопорядка готовы впаять им «пятёрочку» при любой возможности.

Но даже самые заядлые патриоты, если случится второй Чернобыль, второй «Курск», второй Беслан, второй Норд-Ост, по инерции будут приникать к экранам телевизоров, но основной поток правдивой информации черпать от ненавистных, финансируемых Западом, «вражеских» интернет-ресурсов. 

Давайте мысленно перенесёмся в огромный кабинет Константина Львовича Эрнста, когда-то указавшего Сергею Доренко на дверь. Тогда, в 2000-м, не вынесла душа руководителя канала правдивого репортажа о том, как жёны утонувших подводников обогревают свои квартиры электрическими кипятильниками, живя в бедности и беспросветном мраке. Nothing personal!

Думаете, Эрнст не понимает, что даже «рукотворные» скандалы с Ургантом, беззлобно и весело троллящим Соловьёва, даже программы с Познером (дипломатично обходящим самые важные и актуальные вопросы нашей с вами реальности), не создают даже иллюзии свободы слова? А без осязаемой свободы, без объективной подачи разных точек зрения, любое средство массовой информации — всего лишь идеологизированный «информкастрат».

Возможно ли сегодня на Первом или РТР реальное, правдивое, беспристрастное осмысление происходящего в Крыму, на Донбассе, где далеко не все счастливы от факта нашего присутствия?

Реальны ли репортажи о проворовавшихся, потерявших совесть и страх региональных и федеральных чиновниках? Не утрачен ли жанр общественно значимого и политического расследования?

Нет, не того, в котором речь идёт о том, как Марья Ивановна из Твери или Череповца прижила с Семёном Семёновичем семерых детей, которые согласно «сенсационному» анализу ДНК, проведённому в прямом эфире, родились от соседа Петра Петровича, а именно реально значимого.

Это всё риторические вопросы, ответы на которые очевидны. А если у кого-то нет ответа на главный вопрос: «Закроют ли Первый? Закроют ли РТР?» — каналы, устанавливающие рекорды по своей убыточности, то мы  подскажем ответ.

20 лет назад телевизор был источником правдивой информации, а сегодня — атрибут бездельника, поглощающего зомбирующие продукты пропаганды, и не желающего двигаться в развитии вперёд. Но даже когда уйдут из жизни последние не умеющие пользоваться интернетом пенсионеры, даже когда выйдут на работу все декретницы, краем глаза смотрящие сегодня глупейшие ток-шоу, федеральные каналы будут существовать.

За чей счёт эта вакханалия лжи и безвкусицы? За наш. Минфин еще месяц назад выступил с предложением увеличить финансирование федеральных каналов из бюджета. А значит производители бездарных сериалов и передач не останутся без наших с вами денег.

А что? Пипл хавает.

Такая история. 

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос



Источник



Смотрите также: 




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.