» » Диверсификация оборонки. Что в России пошло не так?
Информация к новости
  • Дата: 23-09-2019, 18:25
23-09-2019, 18:25

Диверсификация оборонки. Что в России пошло не так?

Категория: Новости » Диверсификация оборонки. Что в России пошло не так?



Диверсификация оборонки. Что в России пошло не так?

Предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК) должны активнее осваивать внутренние и внешние рынки гражданской продукции. Нынешние темпы наращивания производства товаров невоенного назначения пока недостаточны. Такой вывод следует из недавнего выступления президента РФ Владимира Путина на  пленарном заседании II Всероссийского форума оружейников (Ижевск).

Глава государства напомнил, что пик Гособоронзаказа (ГОЗ) пройден. Это означает, что спрос со стороны Минобороны последовательно снижается. В связи с этим оборонным компаниям необходимо налаживать отношения с партнёрами по гражданскому сектору. При этом, как в очередной раз подчеркнул Путин, предприятия ОПК должны выпускать высокотехнологичную и конкурентную продукцию.

«Именно грамотная, осмысленная диверсификация призвана обеспечить повышение финансовой устойчивости предприятий оборонно‑промышленного комплекса, открыть возможности для создания новых, квалифицированных рабочих мест», — сказал Путин

В 2018 году доля производства гражданской продукции предприятиями ОПК составила почти 21%. Президент назвал такой темп «неплохим», но «всё-таки недостаточным». Согласно планам правительства, к 2025 году уровень диверсификации оборонки должен достигнуть 30%, к 2030 году — 50%.

«Это амбициозная цель, это непростая задача к решению. Но именно такая амбициозная задача не просто поставлена, не просто нарисована на бумажке — она продиктована требованиями времени и, уверен, общими усилиями обязательно будет решена», — отметил Путин

Президент пообещал оружейником государственную поддержку диверсификации с помощью «льготных финансовых инструментов». Также он призвал директорат предприятий ОПК стать подрядчиками запущенных национальных проектов в сфере здравоохранения, образования, городского и коммунального хозяйства, создания современной индустрии переработки отходов.

«Кровь из носа нужен экспорт»

Процесс перевода оборонки на гражданские рельсы находится под личным контролем президента. Как минимум дважды в год Путин подводит итоги  и аккуратно (по крайней мере, публично) подталкивает оружейников к активному освоению новых рынков.

Впервые об остро стоящей проблеме диверсификации глава государства открыто заговорил в сентябре 2016 года в Туле на совещании в НПО «Сплав». Именно там он заявил о прохождении пика поставок для нужд Вооружённых сил. Путин призвал оружейников восстановить существовавший ранее «гражданский задел» без снижения объёмов производства. Он напомнил, что в 2011 году доля невоенной продукции в ОПК равнялась 33%.

На первый взгляд перед отечественной оборонкой открыты все двери. Теоретически оружейники могут удовлетворить спрос государства и частных организаций, в том числе зарубежных, в самых разных сферах — космос, авиация, медицина, судостроение, энергетика.

Однако объём внутреннего рынка для выхода на плановые показатели производства гражданской продукции недостаточен. Об этом сейчас говорит Путин, но ещё в 2016 году о необходимости взрывного роста экспорта заявил тогдашний министр экономического развития Алексей Улюкаев.

«Для того чтобы доля гражданской продукции составила около 50%, её объём должен увеличиться раз в шесть за это время…. К чему я клоню? К тому, что кровь из носа нужен экспорт. Рынок безграничный. У нас сейчас доля гражданской продукции в экспорте этих предприятий порядка 3%», — сказал Улюкаев

Препятствиями для расширения экспорта он назвал трудности в сертификации и лицензировании продукции, отсутствие достаточного субсидирования логистического сопровождения, а также приемлемых кредитов с целью поддержки продаж за рубеж.

Никакой официальной информации о решении задач, которые озвучил Улюкаев, нет. Скорее всего, его предложения потонули в море других просьб и рекомендаций.

Власти РФ часто апеллируют к тому, что в тучные для военного бюджета годы оружейники могли провести масштабную модернизацию производственных мощностей и усилить кадровый потенциал за счёт увеличения. На бумаге это действительно произошло.

Например, в 2007–2015 годах в ходе реализации ФЦП по поддержке ОПК производительность труда на предприятиях увеличилась втрое. Это рекордный показатель среди отраслей отечественной экономики. Тем не менее, большинство системных проблем по-прежнему не решено

Заводские цеха российских промышленных компаний напоминают полузаброшенные ангары. С введением санкций оборонному сектору стало труднее приобретать зарубежное оборудование. Технологическую зависимость от Запада в отрасли машиностроения Россия не преодолела (правда, это не смог сделать даже СССР).

Отечественное промышленное оборудование заметно уступает по качеству зарубежным аналогам, а многие иностранные образцы и вовсе не имеют аналогов в РФ. Данная ситуация объективно тормозит рост производительности труда и объёмов производства в принципе.

Крайне сложная ситуация остаётся с зарплатами в ОПК. Эта проблема признаётся даже на официальном уровне. Хотя последние годы в отчётах чиновники всё равно бодро рапортуют о положительных изменениях. На текущий момент средняя зарплата заводского инженера составляет 40 тысяч рублей, в Москве труд квалифицированного специалиста оценивается примерно в 60 тысяч рублей. Такой уровень денежного довольствия приводит к закономерному оттоку технических кадров.

Почему же предприятия ОПК не могут поднять зарплаты специалистам до более адекватного уровня? Причина кроется в чрезмерной задолженности. Даже в тучные годы оборонка балансировала на грани долговой катастрофы (и, кстати, активно занимала). Примерно каждые три года государство вынуждено за собственный счёт покрывать банковские кредиты, дамокловым мечом висящие над заводами

В июле вице-премьер РФ Юрий Борисов сообщил, что до конца 2019 года оборонке «простят» 700 миллиардов рублей кредитов. Эта сумма составляет треть от совокупной задолженности (2,3 триллиона рублей). Основными должниками являются Объединённая авиастроительная корпорация (ОАК), Объединённая судостроительная корпорация (ОСК), концерн ВКО «Алмаз-Антей», «Уралвагонозавод» и НПО «Высокоточные комплексы».

Правительство видит выход в создании так называемого опорного банка ОПК. На эту роль выбран находящийся пока на стадии становления Промсвязьбанк (ПСБ). Предполагается, что он будет выдавать предприятиям льготные кредиты и займы по «щадящим» ставкам (около 6%). Однако в это финучреждение предстоит влить ещё немало государственных денег и заработает оно в полную мощь только через несколько лет.

«Реанимационная» для оборонки

Ещё одним способом «финансового спасения» в РФ считается включение предприятия в структуру «Ростеха», которым руководит Сергей Чемезов. Госкорпорация объединяет 15 холдинговых компаний и 70 «организаций прямого управления», включая часть вышеуказанных должников. Из сентябрьского интервью топ-менеджера РБК следует, что «Ростех» весьма эффективно «оздоравливает» оборонку.

«Мы не магазин, а скорее реанимационная, где активы поднимаются на ноги. Они приходят в очень разном состоянии, и наша первая задача — провести их оздоровление, создать условия для продажи, а потом уже искать кого-то с деньгами и компетенциями, кто совместно с нами будет актив развивать», — сказал Чемезов

Судя по всему, реанимационная под названием «Ростех» будет существовать ещё очень долго, потому что долгам в ОПК нет ни конца, ни края. Можно ли назвать нормальной ситуацию убыточности оборонного комплекса?

Часть российских компаний действительно нуждается в постоянной финансовой подпитке государства. Как правило, это небольшие организации, которые выпускают специфичную продукцию для нужд Минобороны. При падении объёма ГОЗ уникальные технологии и коллективы оказываются не у дел. Для таких предприятий требования по диверсификации нереализуемы.

Однако подавляющему большинству компаний ОПК под силу встать на ноги и выполнить поручения президента, связанные с наращиванием выпуска гражданской продукции. Здесь проблемы заключаются в некомплектности управленческого звена и отсутствии реальной рыночной конкуренции внутри РФ

В итоге российские высокотехнологичные товары не выдерживают соперничества в зарубежными аналогами. Кроме того, нередко оборонные предприятия оказываются не способными коммерциализировать свои разработки в условиях глобальной конкуренции.

Неудивительно, что динамика диверсификации не удовлетворяет президента. В 2015 году доля гражданской продукции в секторе ОПК составляла 16%, сейчас — 21%. Если так дальше ползти, то показателя в 30% к 2025 году не достичь.

Корень всех проблем ОПК, как представляется, находится в несовершенстве устройства отечественной экономической системы. Роль государства в ней избыточна и, к большому сожалению, власти продемонстрировали себя как далеко не самый «эффективный менеджер».





Источник



Смотрите также: 




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.