Информация к новости
  • Дата: 22-01-2019, 17:25
22-01-2019, 17:25

Центробанк в законе

Категория: Новости » Центробанк в законе



Центробанк в законе

Закончились новогодние каникулы, и Центробанк снова дал знать о себе. СМИ поведали о письме, под которым стоит подпись заместителя главы Центробанка Дмитрия Скобелкина. Документ рассказывает про обнаружение стратегически недопустимой для российской экономики «дыры», через которую деньги утекают за рубеж. Представитель всероссийского регулятора изобличает неких физических лиц — «серийных отправителей». Эти люди переводили денежные средства за рубеж через расположенные в торговых центрах кассы банков с помощью известных платёжных систем. За год выведено более 30 миллиардов долларов. Тревожная статистика.

Проведено целое финансовое расследование. Банкам поставлена «на вид» недостаточность мер по организации «противолегализационного» контроля. И вкладчикам этих кредитно-финансовых учреждений стоит «поприжать уши», ведь за изобличительными заявлениями Центробанка может последовать, в том числе, изъятие лицензий.

Какой банк утратит лицензию следующим?

В «очистке» планами по «отлову» не делятся. Уж простите.

В 2019 году никто из банков страны еще «не осиротил» вкладчиков. Однако наблюдая за действиями Центробанка весь прошлый год, мы отметили, что в «урожайные» месяцы 2018-го количество кредитно-финансовых учреждений, утративших право на работу с подачи финансового регулятора, безостановочно росло.

Возьмём вторую половину года. В августе лишено лицензий 5 российских банков. В октябре – 7. В ноябре – 6 (начало сказываться добродушное предпраздничное настроение). В декабре только три коммерческих банка, заподозренных в нечестной игре, «приказали долго работать» - безупречным во всех отношениях Сбербанку и ВТБ. Ну и ещё банку «Россия», куда, как известно, с марта 2014 года перечисляется заработная плата главного вкладчика страны.

Не первый год продолжающаяся ликвидация, организованная Центробанком, волей-неволей, заставляет всё большее количество российских вкладчиков думать о том, что надёжнее всего хранить деньги в банке. Трёхлитровой.

Её крах позволит эффективно сохранить свои сбережения, и не обречёт человека на донельзя унизительную процедуру возврата его денежных средств. А вот «сомнения», возникшие у ЦБ РФ по поводу честности очередного «взятого на мушку» игрока финансового рынка, к таким последствиям приведёт с почти 100%-ной вероятностью. 

Складывается впечатление, что вотчине Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной поручено свыше компенсировать недостаток адреналина в крови россиян, обусловленный закрытием в 2009 году игорных заведений по всей стране. Сегодня мы играем в орлянку, открывая двери любого российского банка за исключением, быть может, лишь столпов российской экономики — Сбербанка России или ВТБ.

Впрочем, и там нас может поджидать сюрприз. Правда, обусловлен он будет действиями другого «регулятора» — дядюшки Сэма, который может отключить нас от Visa и Mastercard, предложив россиянам играть имеющимися в распоряжении пластиковыми картами российских банков в «очко».

В абсолютное большинство российских банков можно отнести свои деньги и, при возникновении у Банка России соответствующей позиции, забыть про них навсегда. Накрылась «Югра», пошатнулись дела у «Промсвязьбанка», из которого, в итоге, решено было сотворить «опорный банк» для обеспечения транзакций гособоронзаказа.

Изменения в системе страхования вкладов, вступившие в силу с 1 января 2019 года, всё равно оставили «страховую цифру» прежней. Если избранное вами для хранения денег кредитно-финансовое учреждение внезапно «накроется Центробанком», то спустя какое-то время (после сравнительно честного отъема лицензии) вам вернётся не более, чем 1,4 млн рублей с вашего  счёта.

«Вот ведь деньжищи!» — хмыкнет кто-то с зарплатой в 15 тысяч, никогда не державший такой суммы в руках. Но, если принять во внимание, что 1,4 млн — это стоимость «однушки» в каком-нибудь городе вроде Череповца, то появление такой (или большей) суммы в распоряжении обыкновенного гражданина, получившего наследство, копившего на квартиру, взявшего кредит наличными и положившего эти деньги от греха подальше в банк, в общем-то, реально.

И это если не вспоминать об успешных предпринимателях, которые много зарабатывают, однако патриотично не желают выводить деньги в офшоры и не считают, что в несокрушимом «Сбербанке России» самые выгодные условия хранения средств.

Центробанк в законе

Всё это где-то уже было. Вот только где? В сказке о приключениях Буратино, где деревянный дурачок закапывал на поле чудес свои 5 золотых, получив почти конституционные гарантии сохранности «вклада», и не подозревая, что к ним подбираются руки лисы Алисы и её подслеповатого «бизнес-партнёра».

«Не прячьте ваши денежки…»

Кстати, как там насчёт Конституции? Открыв её 75-ю статью, вы можете убедиться, что в основном законе страны полномочия регулятора сводятся к функциям обычного государственного банка — денежная эмиссия, защита и обеспечение стабильности национальной валюты путём валютных интервенций на рынке (миссия скупать дешевеющий рупь, когда он становится мало кому интересен). А ещё определение финансовых резервов страны, публикация курсов и котировок на сайте и в «Вестнике Банка России».

Но на деле Центробанк давно стал финансовым карательно-репрессивным органом, полномочиям которого может позавидовать ФСБ. Над этой структурой стоит её бывший директор, наш президент. Над Центробанком — никто.

Набиуллиной Путин — не указ!

Центробанк в законе

Центробанк, исходя из решения отнять лицензию у какого-либо из банков (а вместе с ней «излишек» денег граждан), неподотчётен ни президенту, ни правительству, ни судам. Наряду с прокуратурой эта организация не относится ни к одной из ветвей власти, имея при этом полномочия государственного органа. 

Как так? Ведь в Конституции сказано, что государственная власть находится в компетенции Президента, Федерального Собрания (Совета Федерации и Государственной Думы), Правительства РФ, судов РФ.

Выходит, деньги у вкладчиков «Югры» и других лишённых лицензий банка отнимает даже не государство (к чему мы вполне привыкли), а неподотчётная никому с точки зрения Конституции и федерального закона о Центробанке структура.

С просьбой прояснить ситуацию мы обратились к Денису Фролову, руководителю коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm.

Центробанк в законе
— Денис, накопились вопросы. Что такое Центробанк — орган государственной власти или просто главный госбанк страны? И, собственно, почему, российский банк применяет меры принуждения, которые входят в «функционал органа государственной власти», фактически, не относясь ни к одной из ветвей власти?

— ЦБ обладает особым конституционно-правовым статусом. Формально он не относится к органам государственной власти, но его полномочия, по сути, являются полномочиями госорганов. Об этом говорит то, что для исполнения своих полномочий ЦБ может использовать меры государственного принуждения. Особенностью его правового статуса является независимость, а для этого должна быть возможность применения мер принуждения – иначе этот институт был бы фикцией.

— Не получается ли так, что сегодня нарушаются конституционные права граждан, предусмотренные статьёй 35 Конституции РФ о праве на частную собственность. Ведь из-за Центробанка рядовые вкладчики в любой момент могут лишиться возможностью распоряжаться своими средствами без соответствующего решения суда, ввиду одного лишь ни с кем не согласованного постановления абсолютно ни от кого независящей структуры, в какой-то момент посчитавшей возможным отозвать лицензию конкретного банка?

— Тут немного иная логика. ЦБ обеспечивает стабильность финансового рынка РФ. Отзыв лицензии у «сомнительных» кредитных организаций, деятельность которых не соответствует требованиям российского законодательства, вполне отвечает этой цели. Нарушают права граждан как раз банки, которые не исполняют требования закона. Даже если лицензию у них не отзовут, их кредитная деятельность рано или поздно приведет к потерям средств клиентов. Поэтому не очень понятно, какие претензии могут быть к ЦБ в этой части, учитывая, что своими действиями он как раз убирает с рынка игроков, создающих риски для вкладчиков.

— Но как быть, если я продал полученную в наследство бабушкину квартиру в Долгопрудном за 3 млн рублей и отнёс вырученные средства в какую-нибудь абстрактную «Югру»? Именно ЦБ РФ, руководствуясь одному ему понятной логикой, признаёт этот банк «сомнительным» и вынуждает меня проститься с большей частью денег навсегда. Ведь агентство страхования вкладов вернёт мне только 1,4 млн. Остальные «канут в Лету». Меня мало утешит, что «в перспективе я мог потерять всё». Кто знает, быть может, деятельность выбранного мною «Условного банка» не привела бы к тем потерям, которые я, как добропорядочный гражданин, не участвовавший ни в каком отмывании средств или сомнительных махинациях, всё равно, понесу?

— Во-первых, ЦБ руководствуется не абстрактными критериями при отзыве лицензии у банков, а требованиями российского законодательства. Во-вторых, отзыв лицензии всегда осуществляется в интересах неопределенного числа лиц, а не конкретного вкладчика, который мог бы ничего не потерять. Другие вкладчики, потерявшие средства из-за ненадежности банка, могут выдвигать противоположные требования – кто и почему позволил ему осуществлять деятельность, если было известно о нарушениях с его стороны. К тому же речь о стабильности финансового рынка в целом.

— Защита интересов неопределённого количества лиц — это очень хорошо. Но как быть с тем, что в конституции сказано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека — обязанность государства». Неужели права конкретного вкладчика — это всего лишь абстракция? Может быть, стоило бы подкреплять постановления об изъятии лицензий Центробанка решениями суда, который мог бы ставить точку в вопросе, принимая во внимание аргументы банка и учитывая интересы вкладчиков? Ведь столько сломанных судеб конкретных людей, которые ни в чем не виноваты и не могут вернуть свои средства.

— Защита неопределенного круга лиц вполне отвечает Конституции, так как при неотзыве лицензии у нарушающего требования закона банка пострадает намного больше вкладчиков. Это если мы говорим о нарушениях, которые в итоге приводят к потере средств клиентов, другим серьезным последствиям. Здесь речь не идет о формальном несоблюдении каких-то абстрактных критериев. Если говорить о потерянных средствах, то причина потери средств – действия конкретного банка, а не ЦБ. Решение суда в существующих реалиях может принести больше вреда, чем пользы: затягивание процесса и вывод активов в это время, давление на судей и так далее.

Что ж: с юридической точки зрения всё чисто. Но подведём итоги. Ежегодно неподконтрольный никому Центробанк издаёт сотни всевозможных инструкций и приказов, которые становятся предметом неукоснительного исполнения для всех представителей банковской сферы. В мировой истории подобной широтой полномочий обладала лишь Святая Инквизиция.

Все нормативные акты, регулирующие малейшие «телодвижения» участников рынка, надзор за деятельностью кредитно-финансовых организаций, меры ответственности за совершение проступков (вплоть до «высшей» меры) определяются Банком России. Он безгрешен и всегда действует безошибочно.

Даже если Госдума захочет принять какой-нибудь закон, согласно которому полномочия Банка России будут регламентированы или урезаны, она должна будет направить проект закона в ЦБ РФ на согласование…

Что мы имеем? Публично-правовое образование, директивы которого (начиная с девальваций, заканчивая отзывом лицензий) самым непосредственным образом затрагивают интересы граждан России. Но если возникают сомнения в правомерности действий ЦБ РФ «дать острастку» этой структуре не сможет никто. Даже Владимир Владимирович, если завтра медным тазом накроется его зарплатный проект в банке «Россия».

Так что там с Конституцией? А ничего. Ещё немного. Ещё чуть-чуть. И этот документ даст фору романам и повестям Кира Булычёва, рисовавшего в своих произведениях утопически-прекрасные картины XXI века, который, как мы уже знаем, оказался совершенно иным.

Это в какой-нибудь «треклятой Америке» любая запятая в Конституции — святая непреложная ценность. Так может быть не стоит рубить с плеча, осуждая граждан и организации, которые при таком раскладе выводят деньги подальше отсюда? Так сказать, от греха подальше.

Вопрос риторический.

«Калейдоскоп мнений»

Центробанк в законе
Валерий Рашкин, депутат Государственной Думы Российской Федерации

«Центробанк России имеет чрезвычайные полномочия. Это предусмотрено законом. И ни для кого не секрет, что он ими систематически злоупотребляет. Должностные лица Центробанка дают предписания российским банкам. Что нужно делать кредитно-финансовой организации в этом случае, чтобы не нарушить закон? Сначала исполнить, а уж затем, если получится, оспорить. На сегодняшний день, если брать исключительно законодательный уровень, ни один банк в стране не застрахован от произвола со стороны регулятора, действия которого выходят за рамки его конституционных полномочий».

Алексей Сафронов, системный аналитик

Центробанк в законе

— В Конституции чётко обозначен диапазон деятельности Центробанка. Он призван заниматься эмиссией денежных средств и стабилизацией рубля. Вопрос конституционности его действий – очень спорный. И если ставить его ребром, то действия регулятора, по гамбургскому счёту, сегодня Конституции не соответствуют. Де-факто, Банк России ведёт себя как федеральный орган государственной власти, наделённый правом принятия судьбоносных для банковской сферы решений. Подчеркну — неоспоримых решений, так как ЦБ РФ ни от кого не зависит. А де-юре Центробанк федеральным органом власти не является. В системе государственного устройства России есть много спорных вопросов. И, возможно, если бы от действий регулятора сегодня не лихорадило всю банковскую систему, а счета людей, фактически, не были бы «частично» арестованы в лишённых лицензий банках, острота дискуссии не была бы настолько велика.

— Как быть?

— Активнее внедрять западный опыт. В Австрии и ФРГ, например, есть понятие «банки публичного права». Эти структуры, по аналогии с Центробанком, наделены определёнными властными полномочиями. Пусть не в такой степени широкими, как у Центробанка. При этом, как субъекты имущественного оборота, они пребывают в статусе юрлиц частного права. Методов включения ЦБ РФ в систему госорганов несколько. Внести дополнения в Указ Президента России «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти», отнеся Центробанк к статусу федерального министерства, службы или агентства. Это первый вариант. Второй – воспользоваться полномочиями Конституционного суда, имеющего право на трактовку Конституции. Но что и как трактовать, если в Конституции диапазон реализуемых уже сегодня полномочий Банка России не заложен? Это большой вопрос. И третий, самый действенный и реальный вариант — внесение поправок в Конституцию Российской Федерации. Хотя сам факт того, что сначала регулятор присвоил себе полномочия (стал действовать, фактически, неконституционно), является юридическим нонсенсом. 

Центробанк в законе
Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин:

«С подачи руководства Банка России произошёл чудовищный погром всей отечественной банковской системы. Из одиннадцати частных банков в одночасье стали государственным целых десять. Заявления о том, что такие меры приняты с целью улучшения ситуации в банковском секторе, абсурдны. Это классическое глумление над здравым смыслом».

Добросовестно ли исполняет ЦБ РФ те обязанности, которые прописаны в Конституции?  

Отвечает Алексей Андреев, юрист компании «Правовой стандарт»

«19 ноября 2015 года Моршанский районный суд Тамбовской области рассмотрел иск ПАО «Мособлбанк» к заёмщику, который прекратил исполнение взятых на себя обязательств по кредитному договору. Суд признал, что заёмщик правомерно применил положения части 1 статьи 416 ГК РФ (прим. автора: «прекращение обязательства в виду возникновения обстоятельств, за которое ни одна из сторон не отвечает). Случилось это так: клиент уведомил «Мособлбанк» о прекращении обязательств. Мотивировано это было тем, что Банк России отказался от исполнения обязательств по обеспечению устойчивости и поддержания рубля, предусмотренных статьёй 75 Конституции России и статьёй 3 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации» (Банке России). И заёмщик оказался прав. На сегодняшний день мы имеем прецедент: вступившее в силу решение суда, подтверждающее не надлежащее исполнение конституционных обязанностей Центробанком.

Почему мы не слышим о ревизиях в самом Центробанке?

Центробанк в законе

Владимир Путин, президент Российской Федерации: «Центробанк действует исключительно самостоятельно. В этом есть большой экономический смысл. Смысл регулирования финансовой деятельности и контроля за банковской системой… Что касается контроля за соблюдением законов в самом Центробанке, этот контроль осуществляется прокуратурой и другими органами. Время от времени ко мне соответствующие материалы  поступают… Но они до сих пор подтверждения не нашли». (Пресс-конференция Президента РФ 2017 года).

Кому принадлежит Центральный банк Российской Федерации?

На первый взгляд это федеральная собственность. Но подчёркнутая независимость структуры уже ставит под сомнение такого рода гипотезу. А вот правительство РФ от политики Банка России очень даже зависит.

Настораживает и фраза из федерального закона о «Центральном банке Российской Федерации»:

«Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России – по обязательствам государства».

Это значит, что на практике государство не может распорядиться золотовалютным резервом. Ведь обязательств по отношению к государству у Центробанка нет.

А если они появятся?

Читайте статью 6 вышеупомянутого закона. Там сказано, что ведомство, возглавляемое сегодня госпожой Набиуллиной, имеет право обратиться в международные и третейские суды, то есть, суды иностранных держав.

Где же лежит золотовалютный резерв?

В подвалах на Неглинной его однозначно нет. Смысла в таком количестве ветшающих денежных средств никакого. Что же есть?

Цифры в компьютерной системе? Но где она установлена? В ЦБ РФ? Разумеется, нет. Ведь о наличии этих денежных средств должны знать представители международной финансовой системы. И они вряд ли верят Эльвире Сахипзадовне на слово, когда она сообщает о том, что золотовалютный резерв нашей страны пробил отметку в 472,6 млрд долларов.

Где компьютер, в котором хранятся «бесценные сведения»?

На Западе. А конкретно? Во всемирном банке? В МВФ? Один Бог знает. Ну и Наибуллина, конечно.

В чём именно хранится золотовалютный резерв РФ?

Его львиная доля в облигациях федерального займа правительства США. И как, при таком раскладе, бедному российскому государству организовать «фронтальную проверку»? Но оснований не верить Владимиру Владимировичу, которому на стол «кладутся материалы», конечно же, нет. На стол ведь положить можно всё, что угодно.

Может быть, Центробанк хотя бы даст России в долг?

Ну, хоть пару десятков миллиардов, если, так сказать, наступят удивляющиеся своей сложностью времена? Ответ неутешителен. Открываем статью 22 федерального закона «О Центробанке». Оказывается, главный банк нашей страны даже права не имеет давать кредиты правительству РФ для компенсации, например, дефицита бюджета.

Что же из этого следует? Следует жить. И понимать, что Центробанк — структура, которая на совершенно законных основаниях придумана для того, чтобы Россия никогда не смогла добраться до своих денег. Даже если очень захочет.

Центробанк в законе
Алексей Нефёдов, президент банка «Югра»:

«Руководство банка было мгновенно отстранено от управления. Убытки были созданы искусственным образом, что, собственно, и привело к минусовым показателям капитала. Людей из Центробанка не смогла остановить ни Генеральная прокуратура, заявившая протест, ни наши тщетные попытки оспорить их действия в судебном порядке».





Источник



Смотрите также: 




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.