Информация к новости
  • Дата: 13-05-2018, 04:25
13-05-2018, 04:25

Почему оголили тихоокеанский рубеж России

Категория: Новости, Политика » Почему оголили тихоокеанский рубеж России



Почему оголили тихоокеанский рубеж России

В недавнем интервью командующий Тихоокеанским флотом (ТОФ) ВМФ РФ адмирал Сергей Авакянц сообщил, что в текущем году боевой состав ТОФ пополнит корвет «Громкий» (второй корабль проекта 20380), а затем флот ожидает поступления более совершенного корабля – корвета «Гремящий» проекта 20385, вооруженного великолепно зарекомендовавшим себя многофункциональным ракетным комплексом «Калибр-НК».


В то же время на Амурском судостроительном заводе строятся еще три корвета проекта 20380, а от Северной верфи помимо «Гремящего» флот рассчитывает получить еще три корабля проекта 20385. К 2027 году их количество планируется довести до восьми единиц.


В соответствии с Госпрограммой вооружений 2018–2027 годов в Комсомольске-на-Амуре для Тихоокеанского флота будут построены четыре малых ракетных корабля (МРК) проекта 22800, вооруженных крылатыми ракетами (КР) «Калибр» и «Оникс».


Подводные силы омолодят шесть дизель-электрических подлодок (ДЭПЛ) проекта 06363 с крылатыми ракетами «Калибр-ПЛ».


Впрочем, учитывая огромный тихоокеанский театр, за который отвечает ТОФ, это немного.


Затяжной ремонт


В этом легко убедиться, сравнив количественные данные Тихоокеанского флота с аналогичными показателями наших ближайших дальневосточных соседей: ВМС Южной Кореи и Морских сил самообороны Японии (МССЯ). Из приведенной таблицы, составленной на основе данных открытых источников, видно, что Тихоокеанский флот ВМФ России уступает им как по количеству, так и по качеству, поскольку большую часть корабельного состава ТОФ представляют боевые единицы, чей срок службы перевалил за 25 лет (56 из 67 единиц).


Впрочем, сами цифры не отражают в полной мере бедственную ситуацию с кораблями и подводными лодками Тихоокеанского флота. Так из трех эсминцев 956 проекта, что называется, на ходу только один – «Быстрый». Да и тот за последние несколько лет только дважды побывал в походах. Его просто опасаются выпускать в море из-за боязни выхода из строя капризной энергетической установки. Два других – «Безбоязненный» и «Бурный» – фактически ждут утилизации.


Из четырех больших противолодочных кораблей (БПК) проекта 1155, которые являются сейчас «рабочими лошадками» ТОФ, один – «Маршал Шапошников», которому исполнилось 33 года, – поставлен в 2016 году на модернизацию. На нем 16 февраля текущего года во время сварочных работ в машинном отделении случился пожар. Возгорание довольно быстро погасили, но когда на БПК завершатся модернизационные работы, неясно. В такой же модернизации нуждаются и три других таких же очень немолодых корабля этого семейства. Но тут возникает вопрос о целесообразности самой этой процедуры, так как их газотурбинные установки – украинского производства. В случае поломки хотя бы одной турбины ее ремонт в условиях Дальнего Востока превратится в трудноразрешимую проблему.


Вообще серьезные ремонты и модернизации на наших заводах протекают, не побоимся этого слова, драматически. Достаточно вспомнить младшего собрата «Маршала Шапошникова» – БПК «Адмирал Чабаненко» проекта 11551. Он вошел в строй в 1999 году, то есть по российским меркам недавно. Однако этот корабль из-за острой нехватки боевых единиц океанской зоны просто загнали как лошадь. Он регулярно нес боевую службу, обеспечивал визиты в зарубежные страны высокопоставленных должностных лиц, совершал заходы в иностранные порты. В 2014 году его отправили на модернизацию, из которой он должен был выйти через два года. Но недавно выяснилось, что это случится не ранее чем через пять лет, то есть где-то после 2022 года.


На ТОФ в замене нуждаются не только БПК, но и малые ракетные и противолодочные корабли, тральщики и ракетные катера, то есть корабли прибрежной зоны.


Зато, согласно приведенной таблице, российский флот на Тихом океане превосходит ВМС Японии и Южной Кореи по численности подводных лодок. Хотя и тут есть о чем поразмыслить. Так, из трех атомоходов стратегического назначения (РПКСН) проекта 664БДР – самая «молодая» «Рязань», введенная в строй в 1982 году. Из пяти атомных подлодок (АПЛ) с крылатыми ракетами проекта 949А одна в ремонте, две проходят модернизацию, которая продлится несколько лет, то есть в строю только две лодки этого типа. Похожая ситуация и с многоцелевыми АПЛ проекта 971: две – на модернизации, две – в ремонте и только одна в строю. Тихоокеанцы поддерживают в боеготовом состоянии 6 ДЭПЛ проекта 877, но срок их службы приближается к критическому. Для ТОФ им на замену заказано 6 ДЭПЛ проекта 06363 с крылатыми ракетами «Калибр-ПЛ». Две лодки уже строятся, а первая из них должна войти в строй в 2019 году.


Сравнение не в нашу пользу


Совсем иная картина у наших дальневосточных соседей, чьи флоты располагают новейшими эсминцами, в том числе с системами боевого управления «Иджис» (два японских типа «Атаго» и четыре типа «Конго», а также три южнокорейских типа «Седжон Великий»). В свете северокорейской ракетной угрозы оба государства решили нарастить количество таких «противоракетных» кораблей, обладающих и значительным ударным потенциалом, еще на три-четыре единицы.


Особое внимание в Японии и Южной Корее уделяется развитию подводных сил. Токио объявил о планах доведения количества подводных лодок первой линии с 18 до 22 единиц. Серийно строящиеся сейчас в Японии для национальных ВМС неатомные подлодки (НАПЛ) типа «Сорю» в своем классе относятся к лучшим в мире. Эти малошумные и оснащенные вспомогательными воздухонезависимыми энергетическими установками (ВНЭУ) Стирлинга субмарины способны до двух недель не всплывать на поверхность для подзарядки аккумуляторов. Сейчас в строю МССЯ имеется девять таких НАПЛ, еще одна строится. Начиная с одиннадцатого корпуса ВНЭУ Стирлинга будут заменены на литиево-ионные аккумуляторы. Как заявил бывший командующий подводными силами японского флота вице-адмирал в отставке Масао Кобаяси, «применение литиево-ионных батарей должно серьезно повлиять на действия неатомных подводных лодок, поскольку они получат возможность иметь продолжительный подводный ход, сопоставимый с продолжительностью подводного хода при использовании ВНЭУ на малых скоростях, но при этом за счет высокой емкости аккумуляторов обеспечат высокую продолжительность подводного хода и на больших скоростях во время атак и отрыва от неприятеля».


19 января с.г. состоялась церемония передачи ВМС Южной Кореи подводной лодки «Хон Бом До» – седьмой НАПЛ, построенной по несколько откорректированному немецкому проекту 214 (KSS-2) с ВНЭУ на электрохимических генераторах. Еще две субмарины этого типа строятся.


Эти 1800-тонные высокоавтоматизированные лодки бегают под водой с 20-узловой скоростью, а глубина их погружения составляет 400 метров. Через восемь носовых торпедных аппаратов они могут стрелять не только торпедами, но и противокорабельными ракетами и крылатыми ракетами большой дальности для поражения береговых целей.


В Южной Корее ведется строительство первых трех НАПЛ типа «Чанг Бого III» (KSS-3) национальной разработки водоизмещением 3000 т. Как нетрудно догадаться, они тоже будут иметь ВНЭУ и вооружаться крылатыми ракетами «Хенму-3» большой дальности национального производства. По сообщению ряда источников, субмарины типа KSS-3 более поздних серий (всего планируется построить девять лодок) получат на вооружение баллистические ракеты средней дальности. При этом Сеул недвусмысленно дает понять, что при содействии США готов обзавестись и атомными подлодками.


Приоритеты — оружию


Говоря о преимуществах ТОФ, акцент обычно делают на ракетное вооружение. Мол, ВМФ РФ располагает такими эффективными системами, как береговые ракетные комплексы (БРК) «Бастион» и «Бал», противокорабельные ракеты (ПКР) «Калибр», «Оникс», «Вулкан», «Малахит», «Уран» и «Москит».


Это действительно так. Но БРК могут поражать надводные цели только в прибрежной зоне, пусть и весьма обширной. «Уран» имеется на вооружении лишь одного корабля – корвета «Совершенный» проекта 20380.


Комплексы «Калибр» и «Оникс» появятся на Тихоокеанском флоте только после поступления через несколько лет модернизированных АПЛ проекта 949АМ и 971М, а также ДЭПЛ проекта 06363 и корветов проекта 20385.


Производство сверхзвуковых ПКР «Вулкан» и «Москит», а также околозвуковых «Малахит» прекращено, и сроки исчерпания их гарантированного использования не за горами.


Между тем наши дальневосточные соседи активно заняты созданием перспективных образцов корабельного ракетного оружия.


Уже упоминалась южнокорейская КР большой дальности «Хенму-3». В Японии ведется разработка аналогичного изделия.


Сначала Токио планировал приобрести американские крылатые ракеты «Томагавк». Однако США таким образом пошли бы на нарушение режима нераспространения ракетных технологий. Вашингтону, во всяком случае, сейчас невыгодно разрушать механизм этого джентльменского соглашения. Поэтому японцам пришлось взяться за дело самим. И, очевидно, они справятся с этой задачей.


В марте этого года в состав МССЯ вошел эсминец «Асахи» – первый в серии из двух единиц. Во многом это экспериментальные корабли. Они впервые в мировой практике оснащаются РЛС с управляемой фазированной антенной решеткой, выполненной с использованием нитридов галлия, и высокочувствительными подкильной (OQQ-24) и буксируемой (OQR-4) гидроакустическими станциями.


Предполагается, что эти эсминцы получат на вооружение новейшие малозаметные противокорабельные ракеты XSSM с дальностью стрельбы более 150 км и скоростью полета М=3, а также противоракеты XRIM-4. В Токио говорят, что это оружие предназначено для «сдерживания» Северной Кореи и Китая. Но оно может использоваться и против иных потенциальных противников.


Бурное развитие корабельное оружие переживает и в Южной Корее. Там создаются довольно совершенные образцы противокорабельного, зенитного и противолодочного оружия: противокорабельные ракеты SSM-700K, зенитные управляемые ракеты K-SAAM, противолодочные управляемые ракеты «Рэд Шарк», противолодочные торпеды «Уайт Шарк» и «Блю Шарк».


На этом фоне усилия по укреплению российского Тихоокеанского флота, особенно учитывая его огромную зону ответственности, выглядят, мягко говоря, неубедительно.


За последние пять лет ТОФ получил корвет «Совершенный», который из-за его неукомплектованности вооружением с большим на то основанием можно называть «Несовершенным» (см. «Ждет ли нас новая Цусима», «НВО» от 22.12.17), и два ракетных подводных крейсера стратегического назначения «Александр Невский» и «Владимир Мономах» проекта 955 «Борей».


На первый взгляд два «Борея» по боевой мощи перевешивают все, что имеется в составе наших дальневосточных соседей. Но нельзя забывать, что атомные стратегические подводные ракетоносцы – оружие последнего часа, так сказать окончания времен, и их межконтинентальные баллистические ракеты нацелены отнюдь не на Южную Корею и Японию.


Тут можно, конечно, сказать, что обе дальневосточные страны имеют достаточно хорошие отношения с Москвой. Однако Токио постоянно выдвигает территориальные претензии к Российской Федерации, а Сеул часто слепо следует в фарватере политики Вашингтона, о котором, кстати, тоже не следует забывать (можно тут упомянуть и нашего близкого соседа – Китай, который строит настоящий океанский флот). Да и вообще, как показывает исторический опыт, в вопросах военного строительства нельзя полагаться на добрые заверения и посулы других государств. Оно должно опираться на трезвую оценку военных потенциалов сторон. Так вот, сейчас на Тихом океане баланс складывается не в нашу пользу.





Смотрите также: 




Метки к статье: на проекта что ракеты только

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.