» » Благие намерения — не повод для поощрения пораженческих настроений
Информация к новости
  • Дата: 24-03-2018, 15:25
24-03-2018, 15:25

Благие намерения — не повод для поощрения пораженческих настроений

Категория: Новости » Благие намерения — не повод для поощрения пораженческих настроений



Экспертная аналитика, служащая решению утилитарных, сугубо цеховых задач, не может основываться на вольной интерпретации фактов, имеющих большую общественно-политическую значимость.
Благие намерения — не повод для поощрения пораженческих настроений
Один из наиболее часто цитируемых российских военных экспертов, доктор военных наук Константин Сивков, опубликовал в газете «Военно-промышленный курьер» (№ 11, 20-26.03. 2018 г. https://vpk-news.ru/sites/default/files/pdf/VPK_11_724.pdf) статью, в которой выразил сомнения в целесообразности и своевременности перевода российской военной промышленности на выпуск конверсионной (гражданской) продукции в связи с незавершенностью процесса перевооружения российских вооруженных сил. Данное выступление, уже без всякого упоминания о действительно неоднозначной проблеме конверсии, было моментально использовано СМИ определенной направленности для пропагандистского «разъяснения» массовому российскому читателю полной безнадежности военного положения России перед лицом США и НАТО. О чем свидетельствуют типовые заголовки этих специфических изданий. Например – «В России признали бессилие перед США» Прекрасно понимая патриотическую мотивацию Константина Сивкова, который, очевидно, стремится, не вдаваясь в детали, усилить свои доводы в пользу продолжения расширенного военного производства, с чем трудно в целом не согласиться, не могу не обратить внимания на следующий факт. Данная аргументация, упрощенная автором, вероятно, в целях большей доступности, оказалась очень на руку тем изданиям, которые, мягко говоря, не слишком заинтересованы в спокойной и взвешенной подаче этой чувствительной темы российской аудитории. А судя по откровенно бьющим по мозгам заголовкам, озабочены, скорее, достижением прямо обратного эффекта. А именно – деморализации и распространения пораженческих настроений в российском обществе. Что в условиях жесткого противостояния с теми же США, на грани прямого военного столкновения, может быть расценено как ведение военной спецпропаганды в интересах противника с целью морального разложения населения РФ и подрыва его доверия к органам государственного управления. С учетом такого, не вполне добросовестного использования высказываний г-на Сивкова, считаю целесообразным оценить степень их фактической и концептуальной безупречности, с тем, чтобы понять – соответствует ли действительности паникерская версия явно акцентуированных СМИ о «военном бессилии» России перед США. Итак, первая группа аргументов, связанных с военно-морским флотом: «Так, по авианосцам американский флот превосходит российский в 12 раз (при этом «Кузнецов» по боевому потенциалу соответствует примерно половине американского собрата), по крейсерам – в 6,5 раза, по эсминцам – впятеро, по многоцелевым АПЛ – вчетверо». Абсолютные цифры в данном случае особых сомнений не вызывают. Тем не менее, сама правомерность такого арифметического подхода к сравнению ВМС США и ВМФ РФ представляется совершенно необоснованной. Как уже отмечал автор этих строк в своем предыдущем материале, Россия и США – две диаметрально противоположные геополитические сущности. Америка, отделенная от почти всего остального мира двумя океанами, ярко выраженная морская держава. Само существование которой, прежде всего, экономическое, зависит от бесперебойных связей с заокеанскими территориями. Именно в силу своего фактически островного геополитического положения, США исторически вынуждены строить мощные военно-морские силы, как главное средство обеспечения безопасности своих морских коммуникаций и инструмент проецирования своей военной мощи практически на весь мир. Россия, в силу своего географического расположения на пространстве двух континентов – Европы и Азии, является, прежде всего, сухопутной державой. А её безопасность и экономическое благополучие в гораздо меньшей степени зависят от морских коммуникаций, чем тех же США. Именно поэтому военно-морской флот в России, при всей его несомненной значимости, всегда играл подчиненную роль по отношению к сухопутной армии, предназначенной для защиты огромной территории и практически бесконечных границ. С учетом этого фундаментального обстоятельства, попытка чисто арифметического сравнения ВМФ РФ и ВМС США выглядит совершенно необоснованной и лишенной какого-либо практического содержания. И, уж тем более, такое сравнение никак не может считаться корректным при оценке общего соотношения военных возможностей России и США. Характерно, что в этом уничижительном для России сравнении г-н Сивков почему-то совершенно опустил данные по соотношению десантных сил обоих флотов. Хотя это было бы только на пользу его аргументации. Ведь американские амфибийные силы, со своими многочисленными УДК и кораблями-доками многократно превосходят российские. Но капитан первого ранга в отставке, видимо, вовремя понял, что это будет уже совсем несерьезно. Ведь не надо быть даже военным экспертом, чтобы понимать очевидное – объективно мотивированная заинтересованность сухопутной сверхдержавы России в проецировании военно-морской силы на удаленные заморские территории в разы меньше, чем у традиционно империалистической морской державы США. Соответственно, смешно даже ставить вопрос о необходимости для РФ десантных сил флота, сравнимых по масштабу с американскими. Кроме всего прочего, не стоит упускать из виду и то обстоятельство, что соотношение сил на море никак не сводится только к количеству боевых кораблей. Любопытно, что тот же эксперт К. Сивков в другой своей статье в том же издании подтверждает это обстоятельство самым убедительным образом: «Между тем еще в 2016 году незаметно для СМИ прошло известие о принятии на вооружение ПКР Х-32 для самолетов ДА (экс-МРА) Ту-22М3. Ее появление на вооружении нашей дальней авиации серьезно меняет расклад на океанских и морских ТВД. Корабельная ударная группа ВМС США, состоящая из двух крейсеров или эсминцев УРО, при самых благоприятных условиях неспособна отразить удар даже пары самолетов Ту-22М3, несущих по две ракеты Х-32. По крайней мере, один корабль будет выведен из строя с вероятностью 0,6–0,7. Удар звена в составе трех самолетов с расходом шесть ракет Х-32 гарантированно уничтожит оба корабля. Залп 24 противокарабельных ракет (ПКР) Х-32 по авианосной ударной группировке (АУГ) будет фатальным. Вероятность вывода из строя или потопления авианосца составит 0,75–0,85 с уничтожением двух-трех кораблей охранения. Наши самолеты окажутся на рубеже атаки, не входя в зону действия палубных истребителей противника. То есть удар группы из 12 Ту-22М3 с двумя ПКР на каждом будет достаточным, чтобы с высокой вероятностью уничтожить АУГ» (trueinform.ru – "Незамеченный возмутитель спокойствия. Новости, события | Правдинформ " (24.03.2018)) .
Благие намерения — не повод для поощрения пораженческих настроений
Российская ПКР Х-32 под крылом дальнего бомбардировщика морской авиации РФ Ту-22М3 Таким образом, военно-морская часть аргументации указанного военного эксперта никак не дает повода для пораженческих медийных истерик в стиле «В России признали бессилие перед США». Идем дальше. Военно-воздушные силы: «В воздушно-космической сфере дела не лучше. По боевым самолетам (истребители, бомбардировщики, штурмовики) американские ВВС и ВМС почти в четыре раза превосходят российские ВКС и морскую авиацию. При этом, последняя уступает американской примерно на два порядка. С учетом самолетов обеспечения общее количественное превосходство авиации США – почти восьмикратное. Тут уместно вспомнить о нашем Су-57. Первоклассная машина, достойный соперник американскому F-22. Но их всего четыре, а F-22 – более 200! В авиации обеспечения выделяются самолеты ДРЛО, без которых обнаружить маловысотные цели типа «Томагавка» и «Калибра» невозможно. У России – около 16 таких машин, у США – более 60. Велико американское превосходство и в самолетах ВТА, значение которой ярко показала Сирия». Количественные сравнения – самая простая, но зато и самая коварная вещь. Особенно, если не вдаваться в детали. В которых, как говорят знающие люди, прячется сам дьявол. Для начала, об общем количестве военных самолетов. Действительно, у США их значительно больше. Но есть одно «но». Называется оно «коэффициентом технической готовности» (КТГ) авиационного парка. Так вот этот коэффициент в ВВС США неуклонно снижается. В результате количество реально боеготовых боевых самолетов значительно ниже тех общих цифр, на которые, вероятно для пущей внушительности, ориентируется г-н Сивков. Так, например, количество боеготовых бомбардировщиков Б-1Б составляет 52%. То есть примерно половину от общего количества этих машин. Стратегический бомбардировщик Б-2А «Спирит» – та же картина! Только половина их парка готова к старту. КТГ для «достойного соперника Су-57» истребителя Ф-22А составляет аж 49%. И, кстати, в боевом составе их не 200, а всего 187 штук. Делим на два – получаем где-то 93 реальных самолета данного типа. Тоже, конечно, многовато, но разница далеко не космическая. Особенно с учетом того, что производство Су-57 в РФ постоянно увеличивается, а выпуск Ф-22А вообще давно прекращен.
Благие намерения — не повод для поощрения пораженческих настроений
И, пожалуй, самое комичное. КТГ парка новейших американских истребителей Ф-35А составляет… 54, 6%! То есть почти половина новеньких американских «дримфайтеров» вообще не может участвовать в бою! Так что цифры действительно лукавая вещь. Тем более, что наш уважаемый эксперт, говоря о четырехкратном превосходстве США по бомбардировщикам, явно что-то напутал. Даже из вышеприведенной таблицы видно, что в общей сложности (с учетом нелетающей половины парка!) у американцев в строю 157 дальних бомбардировщиков. У России в свою очередь таковых примерно 130 единиц (Ту-160 – 16, Ту-95 – 60, Ту-22М3 – 60). Пусть даже эта цифра дана с учетом самолетов «второй очереди». Но ведь и в случае с США она сформирована аналогично! И где же здесь четырехкратное американское превосходство? И это не говоря уже о том, что все российские тяжелые бомбардировщики способны наносить удары крылатыми ракетами дальнего радиуса действия, что делает их полноценным стратегическим оружием.
Благие намерения — не повод для поощрения пораженческих настроений
Модернизированный опытный стратегический бомбардировщика Ту-95МС с внешней подвеской восьми крылатых ракет нового типа. Жуковский, 29.10.2015 (с) russianplanes.net
В то же время почти половина американских «стратегов» может только совершать самоубийственные полеты над хорошо защищенной ПВО территорией противника для сброса свободно падающих бомб. К тому же другая половина, способная все-таки нести крылатые ракеты, это старенькие Б-52, частью настолько дряхлые, что у некоторых из них прямо в полете отваливаются двигатели.
Благие намерения — не повод для поощрения пораженческих настроений
Погрузка свободнопадающих бомб на американский бомбардировщик B-1 Lancer И это не говоря уже о том, что американские ВВС, вместе с авиацией ВМС, разбросаны по всему миру на десятках военных баз, где их присутствие строго обязательно для подкрепления американского господства над тамошними странами. И стянуть их в один кулак, например – против той же России, задача довольно проблематичная, ибо для этого придется оголить всю американскую глобальную базовую сеть. А это для США в политическом плане очень нежелательно. У России таких заграничных обременений практически нет. Не считая, разве что, Сирии, которая играет очень полезную роль в качестве уникального военного полигона. Поэтому ВКС РФ куда более свободны в своем оперативно-стратегическом маневре и могут быть легко сконцентрированы на направлениях возможных угроз. При этом, они могут быть куда меньшими и более компактными, чем непомерно раздутая военная авиация США, которая, как мы только что убедились, внушительно выглядит на бумаге, но куда менее убедительно в реальной действительности. Довольно своеобразно подходит эксперт К. Сивков и к оценке соотношения сил между РФ и США по крылатым ракетам дальнего радиуса действия, по типу американских «Томагавков»: «Российская армия испытывает серьезный дефицит боеприпасов к ВТО. По открытым данным, число «Томагавков» в американских ВС – 4500–7500 единиц. И ежегодно закупается около 500 таких ракет. То есть в течение 9–12 лет происходит полная замена арсеналов. «Калибры» стали в массовом порядке поступать в войска примерно с 2013 года. Открытых данных об объемах производства и наличии нет. Оценочно на основании информации о закупках боевой техники по ГОЗ ежегодные поставки «Калибров» – от 30–40 до 50–60 единиц в год. Это вполне соответствует интенсивности их применения в Сирии. Общие запасы такого оружия в наших ВС можно оценить от 150– 200 до 300–400 единиц». И вновь Россию призывают не отстать от США в чисто количественной гонке вооружений. Между тем, даже несмотря на отставание РФ в сроках и темпах постановки на вооружение тех же «Калибров», связанное с хорошо известными историческими причинами, нет никаких оснований чрезмерно драматизировать данную ситуацию. КР «Томагавк», стоящая на вооружении США уже почти сорок лет, вряд ли может считаться самым современным и многообещающим классом оружия, даже с точки зрения общей философии его использования. Достаточно напомнить о том, что это средство поражения в свое время создавалось как инструмент ведения, прежде всего, ракетно-ядерной войны между сверхдержавами. И в том смысле оно, разумеется, даже в случае одиночного применения, имеет некоторое военное значение. Однако в неядерном военном конфликте ударная мощь даже всех «Томагавков» вместе взятых, мягко говоря, не впечатляет. Не стоит забывать, что даже 7 тысяч таких ракет, это, всего-навсего, семь тысяч обычных довольно таки маломощных авиабомб. То есть примерно столько же, сколько американо-британская авиация сбросила в 1943 году на один только немецкий город Гамбург всего за одни сутки. И это никак не отразилось на способности Третьего рейха продолжать мировую войну. Недавние факты боевого применения «Томагавков» в Сирии лишь подтверждают их весьма спорную эффективность. И действительно – использовать почти 60 крылатых ракет этого типа для поражения только одной сирийской авиабазы и добиться прекращения полетов с неё только на … один день, это уже почти приговор данной системе вооружений! Не говоря уже о том, что за минувшие сорок лет технологии противодействия «Томагавкам» были доведены практически до совершенства. Та же Россия разработала целый класс комплексов ПВО, например – «Панцирь», специально предназначенных для уничтожения низколетящих КР. Что делает весьма проблематичным их высокоточное попадание в назначенную цель, защищенную такими продвинутыми установками. А высокоразвитые российские комплексы РЭБ, способные полностью отключить американскую систему глобальной навигации GPS на территории целых стран (как это сейчас происходит в Сирии), могут и вовсе сорвать нанесение такого удара. Кстати говоря, львиная доля этого довольно сомнительного оружия находится на американских надводных кораблях, классов эсминец и крейсер, а также многоцелевых атомных подлодках и является основной их ударной мощи. С учетом того, что вторая специальность многочисленного американского надводного флота состоит в противоракетной обороне, которая также поставлена под сомнение новейшими российскими комплексами прорыва ПРО, вполне уместно говорить о нарастающей утрате основной частью современного ударного флота США (кроме ПЛАРБ) своего функционального значения, как существенного компонента военной мощи. Любопытно и то, что ни в оригинальном анализе от эксперта Сивкова, ни в пропагандистских «препаратах-демотиваторах», приготовленных на его основе, не содержится ровно никаких данных по соотношению ракетно-ядерных сил РФ и США. Вероятно потому, что ничего особенно драматического это сопоставление дать не может, в силу общеизвестного факта существования военно-стратегического паритета между двумя странами. Нет и сопоставления по боевой технике сухопутных войск, которое по многим ключевым показателям (танкам, новейшим системам ПВО и РЭБ, ОТРК и другим) очевидно не в пользу США и потому, видимо, не устроило нашего эксперта. Но в том то и дело, что в отличие от недобросовестной пропаганды, профессиональный военный анализ не может строиться на основе этакой вкусовщины: это мне подходит – беру в расчет, а это противоречит моим выкладкам, поэтому не беру. Соотношение военных возможностей таких государств, как Россия и США, может корректно рассматриваться только в его совокупности. И только при этом условии можно сделать достаточно адекватные общие выводы. Иначе получится только очередная подача в пользу тех злопыхателей, которых хлебом не корми, дай только повод в очередной раз принизить Россию и напугать россиян мнимым всемогуществом США.







В России признали бессилие перед США: Оружие: Наука и техника: Lenta.ru
23 марта 2018, 00:15 lenta.ru/news/2018/03/23/war/



Смотрите также: 




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.