Информация к новости
  • Дата: 19-02-2018, 22:25
19-02-2018, 22:25

«Оливковая ветвь» ударила по туркам

Категория: Новости, Политика » «Оливковая ветвь» ударила по туркам



«Оливковая ветвь» ударила по туркам

Совместная операция турецких войск и исламистских в своей основе формирований так называемой «Свободной сирийской армии» (ССА) в регионе Африн на северо-западе Сирии продолжается четвёртую неделю.


Стартовав 20 января, «антитеррористическая миссия» под наименованием «Оливковая ветвь» развивается в замедленном темпе. На отдельных участках фронта борьбы с курдскими «Отрядами народной самообороны» (YPG) турецко-исламистские силы продвинулись на глубину до 7 км. За без малого месяц боевых действий 25-тысячной группировке при воздушной поддержке, массированных артобстрелах и рейдах турецкого спецназа не удалось взять под контроль ни одного крупного населённого пункта Африна.


Военная кампания Турции против «курдских террористов» принимает затяжной характер, хотя изначально от военно-политического руководства страны можно было услышать о планах скоротечного штурма города Африн, расположенного в центре одноимённого региона. Турки и союзные им боевики-исламисты пока вынуждены вести бои за периферийные города курдского кантона, например, Джиндерес и Раджу к западу от его административного центра. Как сообщили 13 февраля курдские источники, в этот день центральные кварталы Африна впервые с начала турецкой операции подверглись массированному артиллерийскому обстрелу.


Генштаб ВС Турции разделил зону операции «Оливковая ветвь» на четыре сектора в Африне: районы Бюльбюль, Шинкал и Шейх-Хавруз на севере, Раджу и Шейх-Хадид на западе, Джиндерес на юго-западном участке фронта и горная местность Берсая — на северо-востоке. Наступление на всех указанных направлениях синхронизировано, ведётся практически одновременно, что требует высокого уровня координации и слаженности действий между турецкими военными и боевиками ССА. Очевидных сбоев в управлении 25-тысячной ударной группировкой к сегодняшнему дню не зафиксировано. Между тем, растущие боевые потери в рядах «Оливковой ветви», особенно в её «турецком сегменте», свидетельствуют, что операция развивается по негативному для Анкары сценарию.


Отклонение текущей кампании от параметров предыдущей миссии турецкой армии на севере Сирии, в ходе операции «Щит Евфрата» против террористической группировки ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ), нельзя не заметить. Прежде всего, в ракурсе безвозвратных потерь среди турецких военных. По мере продвижения к центру Африна им всё чаще приходится вступать в прямые боевые действия с бойцами YPG. Первые дни и недели военных действий, когда на афринской передовой были фактически только боевики ССА, сменились для турецкой армии «полевой рутиной». Как следствие, затяжной характер операции вкупе с прогрессирующим уровнем потерь в личном составе вселяют определённую неуверенность в командование «Оливковой ветви». Оно столкнулось с совершенно другой боевой фактурой в Африне, чем та, которая была представлена при антиигиловском «Щите Евфрата» (24 августа 2016 — 24 февраля 2017).


Турецко-исламистская коалиция выбила боевиков ИГ из сирийского Аль-Баба, ставшего крайней южной точкой «Щита Евфрата», только через 6 месяцев после старта кампании. Город Джераблус, лежащий на севере провинции Алеппо у самой границы, турки и ССА взяли с ходу (уже на следующий день после начала операции — 25 августа), не встретив здесь серьёзного сопротивления террористов. Последние и не пытались противостоять наступающему противнику на всех направлениях, предпочитая отходить на более укреплённые рубежи обороны и только от них наносить контрудары по «Щиту Евфрата». В отличие от ИГ, курдские YPG ведут бои с турецко-исламистской группировкой по всей линии фронта, цепляясь за каждый квадратный километр. При этом курдские командиры, как, собственно, и их «коллеги» в турецком Генштабе, понимают, что у Анкары не будет тех шести месяцев для планомерного подавления сопротивления противника.


Туркам во время их предыдущей операции никто не мешал и не подгонял со сроками. Более того, на отдельных этапах «Щита Евфрата» они получали разведывательную и воздушную поддержку от американских войск в регионе, а на завершающей стадии миссии — и от российских ВКС. По отношению же к «Оливковой ветви» две ведущие внешние военные силы в Сирии — Россия и США — настроены весьма негативно.


Москва по меньшей мере не в восторге от неутолимой турецкой жажды подавить очаг «курдского терроризма» в Африне в период военной эскалации по всей Сирии. Режим прекращения огня, договорённости о котором были достигнуты странами-гарантами (Россия, Иран и Турция) перемирия между сирийскими правительственными войсками и вооружёнными фракциями «умеренной оппозиции» ещё в конце 2016 года, в последние недели отчаянно балансирует над пропастью.


У Вашингтона свои причины для строго критического восприятия действий турецкого союзника по НАТО. Сирийские курды — не мишень в принципе, по которой следует бить. Эту мысль американцы безуспешно пытались донести до турок перед началом их операции в Африне. Ныне отношения США и Турции, по признанию официальных лиц в Анкаре, балансируют у опасной черты «полного разрушения», о чём недавно предупредил глава турецкого внешнеполитического ведомства Мевлют Чавушоглу.


На информационном фронте освещения операции в Африне акценты всё больше расставляются в невыгодном для турецких властей свете. Курды не оказались в информационной блокаде, их позиция активно доносится на страницах арабской и западной прессы. К тому же вашингтонский официоз принялся педалировать неизбирательный характер военных действий турок в Африне, во время которых гибнут мирные жители, и дефицит результативности для Анкары по итогам почти месяца боёв. Отмечается, что из общей площади Африна в 3885 квадратных километров к настоящему времени силы «Оливковой ветви» взяли под контроль лишь порядка 7% территории курдского анклава.


Вернёмся к текущим боевым потерям турецких военных в ходе афринской кампании. По данным на 15 февраля, потери убитыми среди военнослужащих ВС Турции превысили 30 человек. Речь идёт об официально признанных Анкарой потерях. 10 февраля турецкая армия в течение суток боевых действий потеряла убитыми сразу 11 военных. Минувшая суббота таким образом стала самым смертоносным днём для группировки турецких войск в Африне с начала операции. Двое из погибших были пилотами ударного вертолёта турецкого производства Т-129 ATAK, который потерпел крушение в турецкой провинции Хатай. Винтокрылую машину над селением Куде в районе города Раджу сбили курдские ополченцы. До этого самой смертоносной для турок оказалась суббота 3 февраля, когда погибли восемь военнослужащих Турции, включая экипаж танка в районе Шейх-Хавруз на северном участке афринского фронта. Боевая машина была поражена противотанковым ракетным комплексом.


Курды называют на порядок более внушительные цифры погибших турецких солдат и офицеров. Хотя зачастую приводятся явно завышенные данные, что укладывается в логику ведущейся вокруг Африна информационно-пропагандистской борьбы. Так, в начале этой недели курдское новостное агентство Firat процитировало одного из лидеров запрещённой в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК) Мурата Карайылана (командующий боевым крылом РПК), который указал на «350 погибших алькаидовских бандитов (имелись в виду боевики ССА) и около 200 турецких солдат». При этом собственные потери погибшими курды к настоящему времени оценивают примерно в 100 бойцов YPG.


При всей «войне цифр» между Турцией и сирийскими курдами, которая в обоих случаях далека от реальности, даже признаваемые турками официальные потери говорят о многом. Сравнение операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь» под призмой убыли живой силы в личном составе турецкого контингента решительно не в пользу нынешней «антитеррористической миссии» Анкары. Опять же по официальной версии турецкой стороны, за всё время первой операции на севере Сирии погиб 71 военный. Союзные туркам подразделения ССА к марту 2017 года недосчитались более 500 боевиков. В конце января прошлого года, когда игиловцы ещё держали оборону в районе Аль-Баба, сообщалось о 56 турецких военных, погибших с начала операции «Щит Евфрата» (напомним, она стартовала 24 августа 2016 г.). Таким образом, потери турок в рядах «Оливковой ветви» менее чем за месяц боевых действий почти вплотную приблизились примерно к половине тех потерь, с которыми предыдущая сирийская кампания Анкары столкнулась по итогам 5−6 месяцев боёв с ИГ.


Ещё до отданного президентом и верховным главнокомандующим ВС Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом приказа начать наступление на Африн тамошние курды обещали превратить этот регион в «кладбище турецких солдат». Громкие заявления командиров YPG по данному поводу пока далеки от осуществления, но крайне тревожная для Эрдогана и его генералов тенденция налицо. Каждый километр продвижения вглубь курдского анклава требует от турецких военных повышенной концентрации сил и сопровождается значительным увеличением потерь в технике и личном составе.


Тем не менее, турецкая армия на сегодня далека от достижения порога неприемлемых потерь в живой силе. 31 погибший военнослужащий — не та цифра, которая может встать серьёзным барьером для военно-политического руководтва Турции перед общественным мнением страны. Вместе с тем, замедленные темпы продвижения турецко-исламистских войск на фоне опережающих темпов (в сравнении с операцией «Щит Евфрата») боевых потерь не могут продолжаться бесконечно длительное время.


Туркам необходим решающий перелом, причём в ближайшие дни. Иначе они рискуют завязнуть в позиционных боях с курдами и будут по нарастающей испытывать внешнее давление. Другой вопрос — как добиться этого перелома и какова его цена в условиях цепких оборонительных боёв курдов, сопровождающихся достаточно эффективными контрударами. Турки вязнут в Африне, и это их изрядно озадачивает. Поэтому на рубеже месячного срока «Оливковой ветви», который выпадает на 20 февраля, от турецкого генералитета ожидаемо резкое усиление боевой активности на афринском фронте.


(1) Генштаб Турции ежедневно даёт сводку о количестве нейтрализованных «террористов» в Африне. На 16 февраля турецкое военное ведомство насчитало таковыми 1551 боевиков Рабочей партии Курдистана, партии «Демократический союз» (PYD) и «Отрядов народной самообороны» сирийских курдов. Под «нейтрализацией» генералитет и политическое руководство Турции имеют в виду безвозвратные боевые потери, ранение и взятие в плен.





Смотрите также: 




Метки к статье: на по от операции для

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.