» » Чистка в иорданской правящей династии
Информация к новости
  • Дата: 2-01-2018, 02:25
2-01-2018, 02:25

Чистка в иорданской правящей династии

Категория: Новости » Чистка в иорданской правящей династии



Согласно сообщению иорданской газеты "The Jordan Times" от 27 декабря 2017 года, король Иордании и верховный главнокомандующий вооруженными силами страны Абдулла II (Abdullah II bin Al-Hussein) «объявил своим рескриптом Высочайшее благоволение за отлично-ревностную службу и особые труды» уволенным с действительной военной службы Их Королевским Высочествам принцам Фейсалу бин Хусейну (Faisal bin Hussein), Али бин Хусейну (Ali bin Hussein) и Талялю бин Мухаммеду (Talal bin Muhammad).
Чистка в иорданской правящей династии


Верховный главнокомандующий вооруженными силами Иордании король Абдулла II (в центре), слева от него – его первый заместитель принц Фейсал, справа – наследный принц Хусейн, справа от наследника престола – принц Али. Военный парад в ознаменование 100-летия начала Великого восстания арабов против турок-оттоманов 1916-1918 годов. Амман, 02.06.2016 (c) Alqubbahnews.com

Чистка в иорданской правящей династии


Принц Таляль в ходе посещения совместного иордано-турецкого предприятия Aselsan Middle East (AME), специализирующегося на разработке и производстве приборов ночного видения и тепловизионной техники. Амман, 10.03.2016 (c) aselsanmiddleeast.com

Через два дня после появления указанной публикации в иорданском официозе ряд региональных средств массовой информации высказал предположение о том, что за почетной отставкой может скрываться домашний арест августейших особ на манер недавней истории с «зачисткой» садовских принцев. В качестве возможной причины ареста было указано поддержание членами иорданской королевской семьи контактов с наследными принцами Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов – Мухаммедом бин Салманом (Mohammad bin Salman) и Мухаммедом бин Зайидом (Mohammed bin Zayed) – и чуть ли не участие в заговоре против правящего короля Иордании. Высказываются предположения, что Иордания, до последнего времени проводившая весьма взвешенную внешнюю политику в регионе, стала еще одной площадкой противостояния саудитов и эмиратовцев, с одной стороны, и турок и катарцев (за которыми незримо присутствуют иранцы), с другой стороны. Каждый из противоборствующих альянсов пытается привлечь на свою сторону симпатии династии Хашемитов, являющей одним из ключевых союзников США на Ближнем и Среднем Востоке.

К слову сказать, король Абдулла II был одним из немногих национальных лидеров, кто был заранее уведомлен о решении президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля. Иорданский монарх это решение не одобрил, указав на то, что оно будет иметь «опасные последствия для стабильности и безопасности в регионе». Более того, король Абдулла II принял участие во внеочередном саммите Организации исламского сотрудничества по Иерусалиму, который был созван по инициативе президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана 13 декабря 2017 года в Стамбуле. Этому не помешало даже задержание в Саудовской Аравии в день открытия саммита иорданского миллиардера палестинского происхождения Сабиха аль-Масри (Sabih al-Masri), угодившего «под раздачу» в рамках развернутой саудовским наследным принцем Мухаммедом бин Салманом «борьбы с коррупцией». Вхожего к иорданскому королю миллиардера саудиты впоследствии, конечно же, отпустили, но, как говорится, «осадочек остался»: в Иордании этот шаг расценили как неприкрытое давление на Абдуллу II с тем, чтобы он отказался от участия в стамбульском саммите.

При этом сами саудиты и эмиратовцы безоговорочно поддержали решение президента Трампа и были готовы признать новые политические реалии за счет палестинцев в интересах скорейшего (на фоне стабильно ухудшающихся отношений с Ираном) налаживания связей с Израилем. На саммите в Стамбуле они были представлены не политиками даже, а представителями бюрократии. У иорданцев имеются весьма неплохие отношения с израильтянами, но Амман не готов приносить в жертву интересы палестинцев, являющихся крупнейшим этническим меньшинством Иордании и составляющих большую часть интеллигенции, а также коммерческой и предпринимательской буржуазии в Иордании. Королева Иордании Рания (Rania al-Abdullah, урожденная Rania Faisal al-Yassin) – тоже палестинка по происхождению.
Чистка в иорданской правящей династии

Королева Иордании Рания, ноябрь 2016 года (c) Look.tm

Кроме того, следует помнить и о том, что говорили прадед и отец правящего иорданского монарха. В частности, первый король Иордании и основатель иорданской династии Хашимитов Абдулла I (Abdullah I bin al-Hussein) в 1948 году заявил: «Палестина и Трансиордания – одно целое. Палестина – береговая территория, а Трансиордания – внутренний район той же страны». Через тридцать с лишним лет, в 1981 году, его внук король Хусейн (Hussein bin Talal) повторил, в сущности, то же самое: «Истина заключается в том, что Иордания – это Палестина, а Палестина – это Иордания».

Дополнительную интригу в историю отставки трех иорданских принцев вносит то обстоятельство, что ни один из них формально не достиг предельного возраста пребывания на действительной военной службе – ни Фейсал (1963 г. р.), ни Али (1975 г. р.), ни Таляль (1965 г. р.). Кроме того, ни один из принцев до настоящего времени не появлялся на публике.

Ряд источников предполагает, что никакого заговора не было, а король Абдулла II всего-навсего расчищает военную и политическую «поляну» для своего старшего сына – наследного принца Хусейна (Hussein bin Abdullah), который в 2017 году окончил, как и его отец в свое время, военное училище в Сэндхёрсте (Великобритания) и получил свой первичный офицерский чин лейтенанта иорданской армии. Не исключено, что, также как и его отец в первой половине 1990-х годов, наследный принц Хусейн будет призван провести радикальные военные преобразования в военной организации королевства.

Какова бы ни была истинная подоплека внезапной отставки трех принцев, несомненным остается тот факт, что Иордания в изменившемся региональном контексте будет стремиться придерживаться самостоятельной линии во внешней и оборонной политике – с опорой на традиционных союзников и, в первую очередь, США, но с учетом новых геополитических реалий – усиления роли России, Ирана и Турции. Значение Иордании резко возрастает в свете обозначившейся поляризации государств региона: на одном условном полюсе – Израиль, Саудовская Аравия и ОАЭ, на другом – Турция, Катар и Иран.



Смотрите также: 




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.