Информация к новости
  • Дата: 29-04-2020, 19:45
29-04-2020, 19:45

Пандемия: конец начала

Категория: Статьи » Пандемия: конец начала



Уже понятно, что ковид гораздо страшнее гриппа, что карантины дают временную передышку и что у мира впереди долгие месяцы особого режима. Кажется, будто эпидемия была всегда. Хотя за пределами Китая она длится меньше трех месяцев. COVID-19 — новая болезнь, о которой до сих пор известно гораздо меньше, чем докладывают публике знатоки-любители и безответственная часть профессионалов.

Непонятно, например, будет ли вторая волна эпидемии там, где первая вроде бы подавлена. Все прогнозы, которые по этому поводу излагаются, — сугубо предположительны и построены на аналогиях с распространением нескольких других заразных болезней.

сообщение итальянского статистического ведомства. Выберем область Ломбардию, провинцию Бергамо, коммуну Бергамо. Этот небольшой городок (120 тыс. жителей) стал первым из символов пандемии. Предположительно там заразилось 60—70% обитателей.

Из графика, показывающего общее число всех зарегистрированных смертей, видно, что с 1 января по 6 марта 2020-го умерли 288 человек (за те же дни 2019-го — 283). Поскольку в летние месяцы в Бергамо умирают несколько реже, то, возможно, два или три десятка из этих смертей были вызваны последствиями сезонного гриппа.

За последующий неполный месяц (до 4 апреля 2020-го) статистика сообщает о 695 смертях против 115 за тот же период в 2019-м. И эти неполные 600 добавочных смертей — далеко не все погибшие от ковида. Люди там продолжали, пусть и меньшими темпами, умирать весь апрель, и даже сейчас официально сообщаемая ежедневная итальянская ковид-смертность лишь в два с половиной раза ниже, чем была на пике в конце марта.

По самой оптимистичной оценке, пандемия убила или еще убьет не меньше 1% зараженных жителей Бергамо. А по реалистичной — примерно сотую долю от всех его граждан. Такова цена достижения «коллективного иммунитета», который, может быть, еще и не сработает.

Поэтому карантины, введенные, пусть и в разных формах, во всех хоть сколько-нибудь благоустроенных странах, — это естественная реакция на стремительное распространение неизученной и при этом достаточно страшной болезни. Совершенно нормально, что такую беду пытаются остановить.

Но не менее естественно, что радикальные карантины не могут длиться долго. Сейчас их всюду готовятся ослабить, а кое-где уже начали это делать. У народов, экономик и национальных финансовых систем существуют пределы прочности. С другой стороны, есть надежда (хотя и не уверенность), что благодаря карантинам пандемия идет на убыль. Так ли это? Ответ может быть только частичным.

Не стану притворяться, будто знаю, на какой стадии эпидемии сейчас наша страна. Мое мнение совпадает с выводом петербургского социолога Елены Богдановой, сделанным после попытки разобраться в мешанине казенных заявлений: «До последнего времени можно было думать, что кто-то владеет достоверной информацией о количестве инфицированных, заболевших, умерших от COVID, но ее не делают достоянием широкой общественности. События последних недель показали, что, возможно, достоверных данных просто нет».

Вряд ли что-то определенное можно сказать и о масштабах эпидемии в закрытых, как Китай, или в явно неблагоустроенных странах. Ведь если верить официальным цифрам, то в Индонезии, Пакистане, Бангладеш или Нигерии смертей от ковида меньше, чем в России. А каждая из этих держав населеннее нашей. Признак ли это того, что там лучше справляются? Не думаю.

Скорее всего, сведения, хотя бы в общих чертах похожие на правду, доступны только о Европе (к западу от прежних советских границ), Северной Америке и богатых государствах Юго-Восточной Азии. Воспользуюсь данными, которые собирает и публикует сайт worldometers.info. В основном это официальные, т. е. заведомо неполные цифры. Но их хоть можно сравнить друг с другом.

Есть несколько стран и территорий, где противоэпидемические мероприятия проводились стремительно, целенаправленно и без промедлений с массовым тестированием. В них распространение ковида быстро удалось остановить (пессимист скажет — приостановить). Это, например, Южная Корея (250 погибших, 57 тестов на каждого выявленного инфицированного), Австралия (соответственно 80 и 79), Тайвань (6 и 140).

И вообще, почти во всех странах, где удалось резко сократить масштабы эпидемии, не жалели сил и затрат на проведение тестов. Это помогало властям работать не вслепую и вовремя выявлять очаги заразы. Вот количество тестов, сделанных на одного выявленного инфицированного, в странах, где жертвы эпидемии оказались умеренными или небольшими: 29 — в Чехии, 20 — в Израиле, 15 — в Канаде.

Зато в США, где сделано меньше 6 тестов на одного инфицированного, уже почти 60 тыс. погибших (в 2,5 раза больше на миллион жителей, чем в Канаде). А в штате Нью-Йорк, пострадавшем больше любой европейской страны (на него приходится 40% всех американских жертв эпидемии), сделано только 2,5 теста на одного выявленного инфицированного. В этом штате реальная доля зараженных толком не известна, но вряд ли ниже 10% от общего числа жителей. Тем не менее и в США число ежедневных смертей снижается уже вторую неделю.

В большинстве стран Европы (без России и постсоветских государств) ежедневное количество умерших, тяжелых больных и выявленных инфицированных тоже идет вниз. При этом четко выделяются две географические зоны с примерно равным населением. Контраст между ними разителен. Общепринятых объяснений пока нет.

В западной зоне, с 270 млн жителей, по официальным заниженным данным погибли 110 тыс. человек. Это Великобритания, Ирландия, Бельгия (самая пострадавшая из всех или самая надежная в подсчетах), Нидерланды, Франция, Швейцария, Испания, Италия. Число жертв на миллион жителей здесь от 200 до 600.

Восточная зона, в которой 250 млн обитателей, — это остальная Европа. Погибших здесь в 8 раз меньше — 14 тыс. (57 на миллион жителей). Из которых 6,2 тыс. приходится на 80-миллионную Германию, а 2,4 тыс. — на 10-миллионную Швецию.

Швеция (233 погибших на миллион) резко отличается от граничащих с ней Норвегии (38) и Финляндии (35) и по масштабам бедствия должна бы принадлежать к западной зоне. Но зря говорят, что в Швеции нет карантина. Не де-юре, так де-факто, по просьбе правительства, он там есть. Но работает плохо. И не столько по причине «добровольности», сколько из-за бестолковости властей, поленившихся организовать тестирование, не позаботившихся о средствах защиты, безразличных к тому, что персонал домов престарелых заражает их обитателей. Непонятно поэтому, движется ли сейчас Швеция к эпидемическому спаду или уже прямо к коллективному иммунитету, как в Бергамо.

Сегодняшнюю мировую ситуацию можно назвать концом начала пандемии ковида. Коронавирус охватил планету. Человечество ответило карантинами, которые вроде бы приостановили распространение инфекции. Теперь карантины, где вовремя, а где и нет, будут смягчаться.

В случае удачи, т. е. если послабления не отзовутся новыми вспышками, предстоящие месяцы станут временем особого режима — осторожной, зажатой ограничениями жизни в ожидании общедоступного тестирования, эффективных лекарств и вакцины.

Ну а неудача еще сильнее разделит мир. Кто-то возведет новые ограждения, выше нынешних. А кто-то махнет рукой и смирится с экспериментом коллективного иммунитета.

Сергей Шелин
источник




Источник



Смотрите также: 




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.